Спорительница хлебов

Нужна помощь

  • Сбор для Новиковой Тамары

    Дорогие братья и сестры! По благословению прот. Сергия Филимонова открываем сбор для инвалида Новиковой Тамары Александровны. Нужно оплатить дорогостоящий препарат для лечения Б.А.С. Сумма к сбору – 100 000 руб. На 12.08.2018 собрано 34 861 руб.

  • Дом милосердия: забиты сваи храма свт. Василия Великого

    Продолжаются работы по строительству храма свт. Василия Великого. Установка первой закладной сваи для храма состоялась 27 марта 2018 года. Мы нуждаемся в вашей поддержке! В августе собрано: 58 521 руб.(+ 46 923 руб. за неделю).

Новости

Введите ваш e-mail и будьте в курсе наших мероприятий и многого другого

Спорительница хлебов

«Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, подаждь и нам недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое».

Из акафиста иконе Пресвятой Богородицы «Спорительница хлебов».

 

Икона Божией Матери «Спорительница хлебов» написана по благословению святого старца Оптиной пустыни иеросхимонаха Амвросия (23.11.1812 - 10.10.1891). Богородица благословляет хлеба, плодородие земли и вместе с ней плодородие всего живого. Слово «Земля» – женского рода. Плодородие сродни чадородию и относится в первую очередь к женщине, которая растит урожай и детей, трудится, любит и бесконечно терпит, научаясь терпению у природы и в обращении ко Христу и Божией Матери.

София Владимировна Дудник (Ткаченко) родилась на Полтавщине 14 мая 1940 года в селе Деревки Котелевского района в семье Владимира Васильевича и Варвары Ивановны Ткаченко. Деревки – центр Деревковского сельсовета, в него также входили села Любка и Млинки. В годы советской власти все три населенных пункта были объединены в крупный колхоз «Большевик».

Деревки стоит на левом берегу реки Ворсклы, и к нему примыкает лес, которого на Украине не так много. По результатам последней переписи в селе проживает около 900 человек.

Семья Софии Владимировны считалась зажиточной. Отец ее матери – Иван Чупилко – имел дом, лошадей, волов. Рачительно использовал небольшой участок леса, торговал древесиной, сеял хлеб. Он трудился от зари до зари вместе со всей семьей. «Богатые должны много работать», – улыбается София Владимировна. И кормил бы и дальше себя и горожан небольших окрестных городков крестьянин Иван Чупилко от трудов рук своих, если бы не советская власть и коллективизация... Ивану разрешили остаться в селе только потому, что он «добровольно» сдал весь скот и инвентарь в колхоз, а двух родных его братьев раскулачили и сослали в Сибирь.

Дед Софии по отцовской линии служил диаконом в церкви Казанской иконы Божией Матери. Судя по фотографии 1949 года, церковь построена в византийском стиле. Из красного кирпича, пятиглавая, величественная – она простояла бы еще не одно столетие (скрепляющий раствор на свежих яйцах замешивали), если бы не борьба новой власти с религией.

София с родителями, а позже с подружками, ходила на богослужения. Во дворе храма по праздникам продавали сладости, игрушки, толпился народ. Один из любимых праздников – Троица. К этому дню все полевые работы старались завершить, хозяйки мыли и убирали дом и двор. Хаты украшались ветками березы, липы и клена. На пол трусили траву – мяту, чабрец, любисток, папоротник; иконы украшали цветами.

Сельчане не спасли храм – его взорвали, а кирпичи увезли для строительства школы, которая стоит и по сей день в райцентре Котельва (в 3 километрах от Деревков). Промыслом Божиим нарядную белокаменную Троицкую церковь (1812 года постройки) в Котельве не разрушили. На месте же взорванного храма соорудили клуб, стены которого быстро развалились... Сегодня в Деревках на большом валуне стоит деревянный крест, а под ним табличка с надписью «Памятный камень Свято-Казанской Украинской православной церкви».

Чтобы лучше представить себе, какой красивой была уничтоженная церковь, вспомним трехпрестольный собор Козельщанского Рождества-Богородичного женского монастыря в Полтавской области на Украине, который она отдаленно напоминает.

Монастырь славится чудотворной иконой Козельской Божией Матери (праздн. 6 марта н.ст.). Перед закрытием в 1929 году из глаз Богоматери текли кровавые слезы. Монахини спрятали икону. Она вернулась во вновь открытый монастырь в 1993 году.

К достопримечательностям Деревков относится 700-летний дуб, высота которого 30 метров, а обхват - 6,8 метра. Он растет на кладбище, охраняя покой усопших. На стволе размещена икона. По непроверенным данным дуб занесен в книгу рекордов. В этих землях дубы-долгожители – не редкость. Есть целая лесополоса южнее села Бельское, площадью в 1 Га, где растут дубы возрастом до 200 лет.

Также известны в Полтавском крае кочубеевские дубы в родовой усадьбе династии Кочубеев (25 км от Полтавы). Она расположена в воспетом Н.В. Гоголем поселке Диканька. Название «Диканька» означает дикий лес, чаща. В 1994 году здесь открыли Национальный парк. Возраст дубов – примерно 800 лет, таких осталось 4 из 68 деревьев, и они охраняются государством. По легенде возле них встречались юная Маруся (Мотря) Кочубей со своим возлюбленным гетманом Иваном Мазепой. На усадьбе в начале XIX века был возведен 100-комнатный дворец с картинной галереей, музеем и библиотекой, во время революции 1917 года его уничтожили.

Кроме Софии (самой младшей), в семье было еще трое детей – 2 сына и дочь. Мальчики умерли до войны. Один, когда мать ткала полотно, заигрался, упал и сильно ударился, после чего прожил недолго. Второй в детском садике по недосмотру воспитательницы во время прогулки заснул в луже, простудился и через три дня скончался.

У Варвары Ивановны (мамы Софии) ходить в храм редко получалось: в посевную или во время уборки урожая она приезжала домой один раз в неделю. В поле мать спала между связанными веревкой волами: она ложилась на веревку и, если животные хотели самочинно перейти на новое место, «ложе» натягивалось, приподнимая спящую женщину. Варвара просыпалась и возвращала их обратно.

Дел хватало и зимой. За водой для людей и скота приходилось ходить по несколько раз подряд под гору, а потом подниматься с полными ведрами по скользкой тропинке наверх. Только со скотиной хозяйка управится – время обеда подоспеет, семью кормить пора.

Отца часто забирали на военные сборы. По выражению Софии Владимировны «им затыкали дырки», не давали спокойно пожить, может быть от того, что он был из семьи священнослужителя.

«Детства у меня не было», - вспоминает София Владимировна, - «много приходилось трудиться: сажать, пропалывать, пасти птицу и скот, добывать топливо для печки. Лес берегли: деревья не рубили, собирали шишки, хвою, сломанные ветки. А сколько всего этого надо принести, чтобы обед приготовить. Мать требовала, чтобы непременно имелся запас хвороста. С меня особенно спрашивала, строго наказывала за провинности».

Война

Началась Великая Отечественная, и главу семейства забрали на фронт. Он быстро попал в окружение, но к счастью ему удалось пробраться домой. Отец пришел оборванный, с дизентерией, в шинели кишащей вшами. Подлечился – и снова воевать. Раз побывал  в окружении – послали на передовую. Вскоре пришло извещение о том, что Ткаченко Владимир Васильевич пропал без вести. После войны в Деревках установили стелу с именами погибших воинов. Девятого мая сюда приходят школьники с цветами, священник служит панихиду.

Оккупация Полтавы немецкими войсками длилась с 1942 по 1943 год. Рейхскомиссаром Украины в 1941 году назначен Эрих Кох. «Новый порядок» включал систему массового уничтожения людей. На территории Полтавской области врагом организовано 48 лагерей для пленных. Только в Хорольском лагере убито по разным данным от 50 до 100 тысяч человек. На базе колхозов немцы устраивали «общие дворы», задачей которых было снабжение и вывоз в Германию сельскохозяйственной продукции.

В Деревках немцы хозяйничали, как у себя дома, брали, что понравится. У семьи Ткаченко увели корову, но она кроме хозяйки никого к себе не подпускала. Тогда на двор пришел немецкий солдат с пустым ведром и знаками показал, что надо идти с ним доить. Когда Варвара Ивановна увидела свою корову, то поняла, что ее позвали слишком поздно – животное  погибало от избытка молока. Корову пристрелили.

При отступлении в 1943 году немцы сожгли в области 43 деревни. Деревки сжечь не успели, слишком быстро наступала Советская Армия. Жители спрятались в поле. Хлеб уже убран, единственное место, где можно укрыться – это высокие копны колосьев. Под ними заранее вырыли ямы, в которых потом и схоронились. Фашисты подожгли копны, они медленно тлели, люди начали задыхаться. Русские солдаты подоспели вовремя и помогли выбраться сельчанам. Правда, один дом с семьей немцы все-таки спалили.

Историческая справка. В ходе Черниговско-Полтавской стратегической наступательной операции, проходившей с 26 августа по 30 сентября 1943 года, войсками 3 фронтов (Центрального, Степного и Воронежского) освобожден город Полтава (23 сентября). Данная операция явилась началом битвы за Днепр.

В 1945 году в Полтавской епархии насчитывалось 346 церквей и 376 священнослужителей. В 1970 году - 52 храма и 65 священнослужителей.

Война еще не закончилась, но на освобожденных землях нужно было восстанавливать хозяйство. Женщины разобрали по домам коров, пригнанных из неизвестных деревень немцами для отправки в Германию. Буренушек запрягали вместо лошадей, и пахали на них колхозную землю. Вечером колхозницы, падая от усталости, шли копать собственный огород (по 40 соток у каждой).

Колхоз

После окончания семилетки София стала трудиться в колхозе. Сначала пасла гусей, высаживала саженцы сосен, позднее ее назначили воспитательницей в детский сад. Должность крайне невыгодная, там никто не хотел работать. Зарплату в селе не платили, с работниками рассчитывались натуральными продуктами – мукой, овощами. Софье за работу в садике обещали выдать продукты наравне с остальными колхозниками. На общем собрании пригрозили, что если София откажется от работы, то ее семью лишат огорода, а значит возможности выжить. Пришла осень и об обещании расплатиться продуктами, данном Софии, забыли. Спас двоюродный брат, он учился в Ленинграде в морском училище и заехал навестить родственников в Деревки. После его долгой беседы с председателем продукты были выданы.

Чтобы накормить горожан, государство установило не только высокие нормы выработки в колхозах и совхозах, но и сдачу сельскими жителями части продукции, полученной ими в личном хозяйстве. «Счетчики» прошли по деревне и записали, сколько у кого кур и другой живности. За яйцами приходили каждое утро. София Владимировна говорит: «Не успеет курица до гнезда дойти, а уже яйцо подавай. Соседи следили друг за другом: не дай Бог, кто-то меньше куриц заявит, чем на самом деле.

Были установлены нормы сдачи молока и мяса. А как сдавать мясо, если оно по двору ходит, мычит и молоко дает? Вот и приходилось ездить на рынок, продавать овощи, чтобы вместо мяса деньги внести».

Сельчан обязали сушить и отдавать государству (для районов Крайнего Севера) собранный с огородов картофель. Хозяйки мыли, чистили и резали картошку тонкими кружками. Ставили каждый кружок на ребро, в металлическую сетку и отправляли на ночь в заранее протопленную печь.

Страна постепенно выбиралась из военных руин, люди стали жить немного лучше. Колхозников перестали принуждать бесплатно сдавать сельхозпродукцию, появились заготконторы. Хозяин сам, по своему выбору мог продать лишнее за небольшие деньги. Это были единственные «живые» деньги, которые получали труженики земли – заработную плату все еще не платили.

После того, как София Владимировна попробовала себя в роли воспитательницы, ее направили в телятник. Сначала она присматривала за молодняком, а потом 18 лет проработала дояркой. Добилась больших успехов, стала ударницей труда, за что получила государственные награды – орден «Знак Почета» (выдавался за высокие достижения в производстве) и медаль, выпущенную к 100-летию со дня рождения Ленина.

Слово «доярка» пришло к нам из древней Индии. Означает оно – нянька, кормилица. Люди этой профессии должны быть добрыми, внимательными, собранными и физически выносливыми. София Владимировна вставала в 4 утра и шла на ферму. Первым делом нужно лопатой вычистить навоз, затем вымыть брюхо, вымя и хвост коровы, дать корм. (Одна корова съедает в день 25 кг сена и 20 кг других кормов). Все работы производились вручную. Управившись к 6 часам утра, начинала дойку. В течение дня животных доили 3 раза. На каждую доярку приходилось по 18 коров. София Владимировна вспоминает, что даже во время ночного отдыха пальцы продолжали двигаться – дергать за вымя.

Когда появились аппараты для машинного доения, коров добавили – по 26 голов на одну работницу, а помыть и накормить по-прежнему всех надо. Со временем появились транспортеры – на них скидывали навоз – стало немного легче. Летом стадо круглосуточно находилось на выгоне. Односельчане пасли коров по очереди, сменяя друг друга. Коровы – умные животные, с поля они сами возвращались в положенное время на дойку. Каждая вставала рядом с той соседкой, с которой бок о бок содержалась в коровнике зимой.

При Хрущеве занялись разведением кукурузы. Хлопот с новой культурой оказалось немало. Растение высокое (до 2-х метров), требует рыхления, окучивания, подкормки, полива, есть особенности при посадке (применяется квадратно-гнездовой способ). Пропалывать ее тяжело. Летом воздух хорошо прогревается и среди густых кукурузных листьев, которые ранят тело, трудно дышать. Регулярно приезжала комиссия и проверяла состояние полей – дело было государственной важности.

Созревшие кукурузные початки собирали руками, ломая крепкие кукурузные стебли. София Владимировна вспоминает: «Выходных не было, попробуй не выйди на работу – продуктов не дадут, а то еще налогом обложат. Куда посылают – туда идешь, как в рабстве. У людей не  было документов, паспорта на Украине появились после 70-х. Но все трудились на совесть, в селе чистота: цветы, заборы аккуратные, хаты беленькие».

Историческая справка

Сельское население начало получать паспорта только с 1974 года, а в период с 1935 по 1974 годы колхозникам не разрешалось переезжать в другую местность, и они были привязаны к колхозу и месту жительства. Колхозники (общая численность которых всех возрастов, по данным переписи 1970 года, составляла около 50 млн человек, или 20,5 % населения страны), как и ранее, были лишены паспортов и свободы передвижения. Они не могли без документа покидать место жительства. Согласно п.11 постановления о паспортах это влекло штраф до 100 руб. и выдворение милицией. Повторное нарушение влекло за собою уголовную ответственность. Введенная 1 июля 1934 г. в УК РСФСР 1926 г. статья 192а предусматривала за это лишение свободы на срок до двух лет.

Для паспортизованных граждан был сохранён режим прописки. Прописке подлежали все лица, сменившие место жительства хотя бы временно, на срок выше 3 суток. Вводилось понятие временной прописки (при сохранении постоянной по месту жительства). Паспорт во всех случаях должен был быть сдан на прописку в суточный срок и прописан в городах не позднее 3 суток со дня прибытия, а в сельских местностях — не позднее 7 суток. Постоянно прописаться можно было только при наличии штампа о выписке с предыдущего места жительства.

По материалам Википедии.

Позже стали платить колхозникам за надои, за выращенных телят. Председатель колхоза строил новые дома для молодых семей, чтобы не уезжали в город, не забывал и об одиноких пожилых людях.

Со своим будущим мужем Владимиром Даниловичем Дудником, София Владимировна с детства жила на одной улице. Молодые люди друг друга не знали и познакомились на работе. У них родились двое сыновей. И может быть, семья Дудник до сих пор жила бы на Украине, если бы не случай, а иначе сказать – промысел Божий.

Фото: Дудник С.В. с мужем после свадьбы

Однажды Софии Владимировне предложили поехать на собрание. Как потом оказалось, ее обманули: без предупреждения увезли на 2 недели учиться на курсах машинного доения (добровольно никто не хотел ехать). Как женщина провела это время без денег и самых необходимых вещей – можно только догадываться. Дома ждали и переживали за нее близкие. Ждали и соседи, но по-другому, с любопытством: как муж встретит жену после долгого отсутствия. Когда супруга вернулась, Владимир Данилович обошел с ней все хозяйство, показывая как он без нее управлялся. Новость облетела деревню – «ходят дружно, как петух с курочкой», некоторые позавидовали. Вокруг семьи стала складываться неблагоприятная обстановка, поэтому в 1972 году Владимир и София переехали в город Чадыр-Лунга (Молдавия), где прожили 28 лет.

«Слава Богу за все! С 1959 года мы с мужем вместе. Я благодарю Бога за то, что сохранил нашу семью, научил прощать друг друга, вместе переживать трудности», – проникновенно говорит София Владимировна.

В Молдавии

Город Чадыр-Лунга стоит на реке Лунга, он второй по величине в Гагаузской автономии. Чадыр в переводе с гагаузского означает «палатка» или «традиционная тюркская юрта», Лунга –  название реки. По легенде на месте города во времена печенегов (а затем и татар) останавливались кочевники, разбивая свои чадыры (юрты). В городе находится крупнейший на юге Молдавии комбинат хлебопродуктов, единственные в республике ипподром и конезавод по разведению орловских рысаков. Каждый год 6 мая в Национальный день св. Георгия «Хедерлез» проводятся скачки и показательные заезды.

В Молдавии София Владимировна познакомилась с православными людьми, начала ходить в храм. По вечерам собирались дома у одной из прихожанок, читали молитвы, готовились к исповеди. Церковь находилась за 3 километра. Утром, идя вместе на службу, пели по дороге псалмы, радостно предвкушая Встречу. В день памяти святого князя Владимира, Владимир и София Дудник обвенчалась в старом деревенском храме. Они считают, что святой стал их покровителем, многие члены семьи Дудник носят его имя, а один из внуков родился в день памяти князя. Священник после венчания дал особое благословение: каждый год в день свадьбы угощать всех знакомых пирогами.

София Владимировна устроилась работать на хлебозавод. Завод выпускал 7 тонн хлебной продукции в сутки. Как и на Украине, труд здесь был мало механизирован. Женщины поднимали тяжелые мешки с мукой и сахаром, всыпали содержимое в большие чаны, после добавляли воду. Замес теста производила машина. София Владимировна не привыкла трудиться вполсилы, ее фотография находилась на доске почета.

Фото: Дудник С.В. на доске почета

Одна из сестер нашего храма подарила Софии Владимировне акафист «Спорительница хлебов». Ведь большую часть жизни наша героиня работала на земле, растила хлеб, потом его выпекала. Если не вкладывать любовь и усердие в труд – плохо родится зерно, пресным становится хлеб, черствеет душа. Если не слышать Бога, то легко ошибиться и дом, построенный на песке, шутя сметут ветра.

В Петербурге

В 2000 году Владимир Данилович и София Владимировна переехали в Петербург. Супруги работали, помогали воспитывать внуков.

Храм Державной иконы Божией Матери оказался рядом с их новым местом жительства. Сначала София Владимировна исповедовалась у отца Григория. Однажды, увидев седого батюшку – отца Сергия – решила, что он больше подходит ей по возрасту. Позже узнала, что ее сын старше батюшки. Конечно, не возраст является главным критерием при выборе духовного руководителя, а родство душ.

София Владимировна с благодарностью говорит о том, как много раз помогали благословение и совет отца Сергия, давали новое направление мыслям, утешали и поддерживали. «Батюшка стал мне родным, я не достойна его», – вздыхает женщина.

«Господь послал надежную пристань в преклонные годы, а сколько в детстве спасал! Я ведь утонула. В трехлетнем возрасте пошла с сестрой купаться. Когда она спохватилась, я уже нахлебалась воды и не дышала. Сестра вытянула меня за платье, взяла за ноги и помчалась домой. Благодаря тому, что я висела головой вниз, вода из меня выбежала, и я ожила. Вложил же Господь сестре нести меня именно так!

Еще был случай. Мать топила печь не дровами, а чем придется. Вот, раз она ушла, мусор, сложенный в печи, сам собой загорелся. Мы с сестрой спали. Она просыпается, а в хате полно дыма. Быстро распахнув окна и двери, сестренка впустила свежий воздух, ангелы ее разбудили – не иначе! Мама увидела дым и подумала, что нас уже нет в живых. Господь по любви Своей спас».

В храме Державной иконы Божией Матери в сопровождении сестры милосердия

София Владимировна несет в приходе молитвенное послушание – читает Псалтирь. Иногда до церкви ее провожает муж, а порой помогают две верные палочки-спутницы и большое желание быть на службе. Частицей ее молитв устраивался наш храм, велось благоустройство, а теперь подготавливается строительство Обители Милосердия.

На кухне у Софии Владимировны зажжена лампада, хозяйка печет пироги, торты, печенье и радушно угощает свою большую семью и друзей. И пока теплится огонек в лампаде, будет делиться эта женщина любовью и хлебом со всеми, приходящими к ней и не прервутся молитва и славословие Богу.

Статью подготовила Анна Бухарина. Рассказ записан в январе 2017 года.

Ваш кирпичик в строительстве Дома Милосердия. В настоящее время начались работы по строительству храма свт.Василия Великого - закладка 9 февраля 2017 года, принимаются имена на вечное поминовение. Идет подготовка территории под строительство храма с устройством временной дороги. Поддержите это нужное дело! Вложите ваш кирпичик прямо сейчас!

Если не можете пожертвовать сегодня, воздохните, помолитесь об общем деле. Пожертвуете, когда сможете. Храни вас Господь!

Назад к списку

Похожие материалы:

  • Годовщина венчания

    Сегодня (23 января) годовщина венчания отца Сергия и матушки Наталии Филимоновых, особого чина, в котором супружеский союз благословляется во образ союза Христа с Церковью и Бог подает супругам, при обещании ими хранить верность друг другу, благодать чистого единодушия для совместной христианской жизни, рождения и воспитания детей.

  • В слезах ты родилась, но с Богом ты живешь

    1942 год. Немец открыл крышку погреба и поднял автомат. Вдруг какая-то женщина закричала: «Киндер, киндер!», и указала на роженицу, которая только что родила девочку. Солдат кинул матери буханку хлеба и ушел. Так новорожденная Валентина, сама того не ведая, спасла жизнь нескольким людям. О трудных военных годах и о своей непростой жизни рассказывает наша прихожанка Валентина Никифоровна Богданова.

  • «Чтобы каждая щепочка радовалась»

    Брат в гражданскую войну отдал шинель замерзающему солдату. Словно в благодарность за его поступок, другой брат во вторую мировую был спасен сердобольным немецким солдатом. Медсестра, ухаживавшая за раненым, стала его женой. О семейном воспитании, судьбах людей, профессии врача и как Господь может послать еду через кота - в рассказе нашей прихожанки о своей семье.