Нужна помощь

  • Сбор для священника нашего храма

    Дорогие братья и сестры! По благословению прот. Сергия Филимонова открываем анонимный сбор на оплату стоматологических услуг (лечение и протезирование) для священника нашего храма. Сбор в 3 этапа. Общая сумма к сбору – 422 300 руб.

  • Дом милосердия: забиты сваи храма свт. Василия Великого

    Продолжаются работы по строительству храма свт. Василия Великого. Установка первой закладной сваи для храма состоялась 27 марта 2018 года. Мы нуждаемся в вашей поддержке! Июнь на 17.06.2018 собрано: 86 264 руб. (+ 40 612 руб. за неделю).

Новости

Введите ваш e-mail и будьте в курсе наших мероприятий и многого другого

Пешком до неба

О желудевом хлебе, как внук врага народа стал летчиком, бегуном-марафонцем и Послом мира. В рубрике "Людям о людях" - интереснейшая статья про нашего прихожанина Виктора Ивановича Краснощекова.

В.И. Краснощеков с женой, золотая свадьба, 2011 г.

В Аркадакском районе Саратовской области, в пойме реки Хопер (приток Дона) раскинулось село Чиганак. В послевоенные годы в нем насчитывалось до 3-х тысяч дворов.  Кто не бывал в тех местах, пусть перечитает произведение И.С. Тургенева «Бежин луг». Русалочий край, описанный русским писателем, – звездная ночь над огромной равниной, которую огибает широкая река, табун вольно пасущихся лошадей, мальчишки,  рассказывающие друг другу у костра страшные истории – словно взяты из детства нашего героя Виктора Ивановича Краснощекова. Он родился 12 марта 1935 года, но не в родовом гнезде – селе Чиганак, а почти за 3000 километров – в городе Ташкенте.

Слово «чиганак» происходит от древнего тюркского «чига» – гавань, бухта. Затем появляется «чиганка» – сорная трава, «чигальник» – непутевый человек, а после « чиганак» – поселение не подчиняющихся начальству казаков и беглых людей. Это селение было основано в конце XVII века, вероятно, именно такими свободолюбивыми жителями.

В первой четверти прошлого столетия в Чиганаке жила бабушка по отцу Виктора Ивановича - Мария Сергеевна Краснощекова (1884 - 1968). Она, как и многие деревенские девушки, была сосватана и выдана замуж. Всего через месяц супруг умер от сибирской язвы. Молодой женщине пришлось надеть вдовьи одежды. На «рынке невест» Мария превратилась во «второсортный товар», поэтому пошла за вдовца с двумя детьми – казака Григория Краснощекова. Григорий крепко полюбил жену, она родила ему пятерых детей. Глава семьи нес службу в г.Балашове в 30-ти км от села, при первой же возможности он старался приехать домой.

В 1929 году в начале коллективизации Марию арестовали. Она не захотела вступать в колхоз и к тому времени вновь овдовела. Ночью раздался стук в окно, вошли люди в форме. Ее как врага народа отправили в норильский лагерь на лесозаготовки в тайгу, а семерых детей – в долину реки Чу (район города Джамбула) в казахстанские степи ломать саксаул (саксаул - среднеазиатское дерево или кустарник, используемое, как корм для верблюдов и овец, и как топливо). Жили ссыльные в палатках, плохо защищавшими в непогоду, самому младшему из детей - Василию только исполнилось 12 лет. После окончания срока наказания дети сумели перебраться в Ташкент и обосноваться в домике-кибитке.

Историческая справка:

Приведем небольшие выдержки из статьи Павла Григорьевича Чернопицкого «Коллективизация на Дону» к 70-летию завершения (источник - Донская электронная библиотека, альманах «Донской временник»):

«Коллективизация деревень проводилась в 1928-1937 годах, основной этап проходил в 1929-1930 годах. При округах, райоблисполкомах и сельских советах были образованы «тройки» и «пятерки» по коллективизации. Из округов давались телеграммы, предлагавшие развить «бешенные темпы» и «зверский нажим». На 25 февраля 1931 года уровень коллективизации составил 80,5%.

Причиной голода 1932-1933 годов историки-исследователи называют именно коллективизацию: отобрана земля у 2/3 крестьян, нет стимула к труду; отобран весь урожай 1932 года; произведен массовый убой скота; начата активная борьба с кулачеством, т.е с лучшими хозяйственниками.»

Ташкент

«Не напрасно бабушке по отцу дали имя Мария. Ее назвали в честь Пресвятой Девы, поэтому и была она всю жизнь в Ее лучике», – так поэтично высказался о бабушке Виктор Иванович.

Отбыв срок наказания в лагере, Мария, не знавшая грамоту, отправилась через всю страну на поиски детей. Добравшись до Ташкента, она, по милости Божией, встретила местного жителя, который обещал доставить незнакомку к ее детям. Усадив уставшую путницу на высокую арбу, узбек действительно привез ее в нужное место.

Всего в Ташкенте собралось 12 членов семьи - Мария и ее двоюродная сестра с детьми. Они потихоньку обжились. К одному из старших сыновей Марии - Ивану приехала жена Анна Ивановна (в девичестве Караваева), молодые успели обвенчаться до высылки. Анна была родом из Чиганака, будущие супруги с детства знали друг друга. Семья Анны жила на улице Нижней, а Краснощековы - на Средней. Караваевы вступили в колхоз, сдали скот и посевное зерно, поэтому судьба их сложилась относительно благополучно, а мать Анны - Арина Петровна Караваева дожила до 100 лет.

В 1935 году в Ташкенте в семье Анны и Ивана Краснощековых родился первенец Виктор, за ним с разницей в два года родилось еще трое детей: в 1937 году Валентина, в 1939 - Владимир, в 1941 - Вера. Анна Ивановна была верующим человеком, в юности пела в церкви. Иван Григорьевич работал бондарем на Ташкенском хладокомбинате, с началом войны попал в саперные войска и погиб под городом Лиски Воронежской области в 1943 году во время наведения переправы. Его прах покоится в поселении Коломыцево Лискинского района Воронежской области в братском захоронении номер 174.

В 1993 году Виктору Ивановичу удалось разыскать могилу отца. С тех пор он навещает  эти места, приглашая с собой родственников. А в 2015 году на 70-летие Победы в поселке Коломыцево собрались дети, внуки и правнуки Ивана Григорьевича из разных городов: Санкт-Петербурга, Москвы, Симферополя, Самары, всего 13 человек. Когда-то деревенский мемориал украшали высокие тополя. За годы ветра и непогода не пощадили деревья: их осталось немного. Краснощековы в память о погибших заложили сад - 12 молодых яблонь. Поселковая администрация обещала продолжить посадки, чтобы каждую весну цветущие под высоким голубым небом деревья встречали майские победные дни.

В глубинке

Ташкенский хладокомбинат не оставил семью погибшего солдата без поддержки. Виктор приходил вместе с сестренкой на комбинат, их кормили обедом и наливали в принесенную из дома кастрюльку суп для остальных членов семьи. Анна Ивановна приладилась солить огурцы и отправлять сына продавать их у пивной, на вырученные деньги покупали хлеб. Три брата Ивана Григорьевича вернулись живыми с войны. Они обещали любую помощь Анне, но она уехала в Чиганак, рассудив, что вырастить ребят в послушании и трудолюбии будет легче в родной деревне, чем в Ташкенте.

Виктор Иванович хорошо запомнил переселение в Чиганак благодаря Японской войне. 9 августа на Северном вокзале Ташкента мать с ребятишками погрузилась в теплушку, в которой раньше возили скот. В углу лежало сено, на полу расположилось еще несколько семей. Неожиданно по громкой радиосвязи объявили о начале войны с Японией, перепуганные люди расплакались: опять война! Наверное, нужно иметь большое мужество и решимость, чтобы тут же не выйти из вагона, но Анна лишь крепче обняла детей и перекрестилась. На станциях Анна Ивановна выбегала с большим зеленым чайником за кипятком, Виктора, как старшего, оставляла приглядывать за малышами. В сентябре с пересадками прибыли на ж/д станцию Летяжевка, что в 12 км от села Чиганак, там и узнали, что война закончилась.

До деревни добирались на лошади. Ребята с интересом рассматривали незнакомые пейзажи, а мать напряженно думала о том, как встретят ее родные после долгой разлуки и что остановиться на первое время придется в пустующем доме матери мужа - репрессированной Марии.

Дом Марии, где Анна намеревалась жить, местные власти как дом врага народа разрешили разобрать и увезти в другую деревню.

Анну приютила мать -  Арина Петровна. Она со взрослыми дочерью и сыном жила в небольшой избе: кухня с русской печкой да горница. С трудом разместили там четверых беспокойных ребятишек. Как говорится, в тесноте, да не в обиде. Так и прожили 2 года.

Анне Ивановне назначили пенсию за потерю кормильца - 192 рубля. Еще не успевала покинуть дом почтальон, ежемесячно приносившая деньги, как на пороге появлялся налоговый инспектор, требовавший сельскохозяйственный налог. Сельчане обязаны были сдавать мясо, молоко, яйца и т.д. Анне Ивановне приходилось покупать продукты в магазине (сельмаге) и относить в колхозную кладовую, после чего ей выдавали квитанцию о погашении налога. Пенсионные деньги были единственными «живыми деньгами» в семье, так как вместо зарплаты колхозникам засчитывали трудодни.

Получение пенсии за погибшего на фронте воина являлось привилегией, ведь семьям, у которых были «без вести пропавшие» близкие, ничего не платили: по умолчанию считалось, что солдат сдался в плен врагу.

В селе Чиганак колхозники своим беззаветным трудом добились больших успехов - их колхоз «Большевик» стал колхозом-миллионером. Председатель Григорий Абрамович Ольх помог семье Краснощековых отвоевать и привезти обратно отобранный сруб Марии, а крышу сами покрыли соломой.

Теленка Милку на колхозном подворье приобрести тоже помог председатель. Животное взяли на паях – пополам с бабушкой Ариной. Чтобы накормить свою «половину коровы», Виктор с младшими ребятами добывали траву. Большие покосные поля и поляны принадлежали колхозу. Виктор же косил в лесу, на горушках, не брезговал и горьковатым полынком (не путать с полынью). Младшие Володя с Валентинкой серпом срезали островки травы, оставшиеся между кустами и в других, неудобных для косцов местах.

Очень пригодилась тачка, которую старательно смастерил Виктор, на ней возили сено и картошку. Своего картофеля не хватало, добирали оставшийся на уже убранных колхозных полях. Прокопавшись в земле несколько часов можно было набрать 2-3 ведра корнеплодов. Но эту добычу не всегда удавалось доставить домой – ребят гоняли объездчики. «Прости, Господи, но есть у меня сомнения, что отобранная у нас картошка попадала в колхозное овощехранилище», – вздыхает Виктор Иванович.

Как-то Анна Ивановна получила за отработанный в колхозе год всего 16 кг зерна. Впереди долгая зима, чем кормить детей? Помогла крестьянская сметка: собрали в лесу 4 мешка желудей и рассыпали на печке сушиться. От жара скорлупки раскрылись, обнажив темно-коричневые ядрышки. В деревянной ступке желуди истолкли, вот и мука! Чтобы испечь хлеб, мама брала желудевую муку и терла в нее картошку вместе с кожурой. Хлебушек этот вязал рот, но для подростков такая еда оказалась вполне здоровой и питательной, ведь в желудях (по современным исследованиям) содержится самый лучший растительный белок. До весны дотянули, а там пошли крапива и корень лопуха...

Еще одной постоянной заботой были дрова. Пилить в лесу не разрешалось, оставалось собирать хворост. На земле все сухие сучки подобраны, зато их много на стволах деревьев на высоте 3-4, а то и 10 метров. После показа трофейного фильма «Тарзан» мальчишки стали бесстрашно перепрыгивать с дерева на дерево, чтобы не тратить время на спуски и подъемы. Изо всех сил, упираясь руками и ногами, ломали сухие сучья и сбрасывали вниз. Зимой, когда лед крепко сковывал водоемы, мама будила Виктора около трех часов ночи. Тепло одевшись и прихватив двуручную пилу, мать и сын бесшумно выскальзывали из дома. Перейдя озеро по глубоким сугробам, быстро валили дерево в лесу, распиливали на части по размеру салазок и, торопливо, обливаясь потом, везли домой. Этой же ночью бревнышки разделяли на чурки и прятали в солому. Если лесник увидит - назначит большой штраф.

А ты - куда?

О своих учителях из чиганакской средней школы № 3 Виктор Иванович вспоминает с теплом и уважением. Ежегодный школьный выпуск - два десятых класса; сельские школьники сдавали экзамены в учебные заведения на уровне городских ребят.

Кто-то повесил в школе красочные плакаты о наборе курсантов в летные училища Гражданского воздушного флота. Увидев их, Виктор вспомнил, как ездил с товарищами в ночь пасти лошадей и как, лежа на душистой копне, подолгу смотрел в темное небо и думал:  «Мне бы - туда!»

Поступать в летное училище в город Красный Кут поехал вместе с двумя одноклассниками. В училище абитуриентов встретил военный представитель. Окинув одобрительным взглядом добротно одетых и крепких спутников Виктора, он, переведя взгляд на худощавого паренька в широких брюках (сшитых матерью и ею же выкрашенных) спросил: «Эти ребята достойные, а ты - куда?» Медицинскую отборочную комиссию прошел только Виктор.

1953 год - год смерти Сталина. Немного ослабела «железная хватка» власти, вот почему внук врага народа оказался среди курсантов училища, будущих летчиков. Самое трудное при поступлении - правильно заполнить длинную анкету. Только три первых строчки лично касаются экзаменуемого, остальные вопросы о близких и дальних родственниках, их месте работы, судимостях, отношении к церкви и т.д.

Капитан КГБ строго предупредил: «Пишите правду, мы все узнаем».

Ты Наташу мою покатай...

Фото: первый самостоятельный вылет. 30 июля 1951 г., с.Логиновка

Учился Виктор охотно, внимательно слушал преподавателей. Толстых тетрадей для конспектов не было, тогда он придумал склеивать и сшивать тонкие тетрадки вместе, получалось красиво и писать удобно. Через полгода его неожиданно вызвали на педсовет. Обычно за вызовом следовало отчисление. Старшина отряда Будаев коротко бросил: «Собирай чемодан».

Виктор Иванович грустно улыбается: «У нас в генах страх перед властью. Захожу в кабинет. За длинным столом покрытым зеленым сукном собрался педагогический коллектив во главе с начальником училища полковником П.Д. Хрипко. Чувствую, вопросы крутятся вокруг веры в Бога. Все косточки перебрали, а я отбиваюсь: «Да, мама верующая, но я - пионер, комсомолец, патриот». Отпустили. Слышала бы меня моя мама...

Получив кредит доверия, я старался вдвойне: отметки - только пятерки. В 1955 году мне вручили свидетельство об окончании училища с отличием, мог любое место службы выбирать или продолжить обучение в Школе высшей летной подготовки (ШВЛП). Но лишь через семь лет я поехал учиться в эту Школу. У меня была внутренняя необходимость сначала приобрести опыт, пройти все ступени летной работы.

Я выбрал «Приволжское управление» – к дому поближе. Хотелось прибыть в свой колхоз не с чайником зеленым, а на самолете. Моя мечта сбылась. В один прекрасный день приземлился я в поселке на бугре у свинарника, пошел к маме, молочка попил. Сбежалось все село. Новый председатель колхоза шепчет: «Ты Наташу мою покатай». За себя стесняется просить. Самолет загружен, а Наташа - 120 кг, пришлось отказать».

Летная группа инструктора Владимира Чичурина, слева направо - В.Чичурин, старшина летной группы В.И. Краснощеков, курсанты Юферов, Бакулин, Дружков, Таваканян, техник самолета Тельнов. Июнь 1954 г., с.Логиновка

Самолет ПО-2 (У-2)

Первым самолетом для Виктора Ивановича стал небольшой обшитый перкалью деревянный У-2 или ПО-2 (по кодификации НАТО). Самолет конструкции Н.Н. Поликарпова (разработан в 1927 г.) находился на службе воздушного флота Советского Союза с 1928 по 1958 годы. ПО-2 широко использовался во время ВОВ для связи и корректировки огня, мог нести фугасные бомбы и пулемет.

Справка:

Перкаль - х/б ткань повышенной прочности из некрученых нитей, ранее применялась для изготовления корабельных парусов.

Виктор Иванович налетал на этом самолете 1500 часов. Он выполнял санитарные задания (перевозил врачей и больных), занимался доставкой почты, обрабатывал химикатами поля. С помощью авиации также велась охота на волков, которые наносили большой урон овчарням.

Виктор Иванович привел несколько случаев из летной практики. Один из них произошел примерно в 1957-1958 году.

Март, уже стало припекать солнышко. Снег то подтаивал, то вновь затвердевал, превращаясь в плотный наст. На зимний период самолеты ПО-2 ставили на лыжи. Командир эскадрильи давал строгий наказ летчикам: накатывать след (лыжню) и только потом останавливаться, чтобы при взлете лыжи самолета не прилипали к снегу, и легче было тронуться с места.

Самолет Виктора Ивановича загрузили пачками свежих газет и почтовых отправлений. Рано утром, приземлившись на горке, летчик накатал след, помог подоспевшей женщине почтальону поудобнее уложить почтовый груз в сани с запряженной лошадью. Простившись с ней, Виктор забрался в кабину и обнаружил, что лыжи самолета «прихватило» морозцем. Попытка увеличить подачу газа ни к чему не привела - самолет трясся, задирал хвост и стоял на месте, как вкопанный.

Помощи ждать неоткуда - кругом заснеженное поле, почтальон уехала. Пришлось поставить двигатель на малые обороты, вылезти из кабины и за дужку крыла раскачивать «упрямца» вручную. Толстая меховая куртка, унты и рукавицы затрудняли процесс, делали Виктора Ивановича неповоротливым.

Наконец самолет тронулся и тихонько заскользил с горы. Все бы хорошо, да летчик снаружи остался. И теперь ему нужно быстро добраться до управления, ведь самолет тем временем набирает скорость. Виктор Иванович вскарабкался на крыло, ухватился за борт и вскочил в кабину. Благо, что кабины открытые делали (от того и одеваться приходилось тепло). Почувствовав руку хозяина, деревянная птица взмыла в воздух.

Другой случай произошел во время опыления полей. Шла борьба с вредителем - жучком черепашкой, который способен уничтожить от 30 до 50% урожая зерна. На самолете в том месте, где во время войны обычно находился пулемет, установили двухсоткилограммовый бак с дустом.

Подготовленная техником взлетная площадка оканчивалась 30-ти сантиметровым бруствером. Его-то и зацепило во время разгона левое колесо самолета. Удар пришелся на узел крепления шасси, раздался щелчок. Как позже выяснилось, сломался лонжерон (основной силовой элемент по длине конструкции).

Опасно садиться, если не знаешь, какое повреждение получил тяжелогруженый самолет. Виктор Иванович принял решение сбросить весь дуст над полем. Расчалки (тросы), придающие жесткость крыльям и шасси, удержали самолет в горизонтальном положении при посадке, и он не ткнулся носом - винт и двигатель остались целы. В случае аварии началось бы серьезное разбирательство, исход которого невозможно было бы предугадать.

Уже через день летная машина была в строю. Благодаря правильным действиям это происшествие не посчитали за поломку и впоследствии вручили летчику наградной знак: «За безаварийный налет 500000 км» (30.04.1964 г.).

Летная группа  — инструктор Чечурин, ком. взвода Иван Дикий, ком. эскадрильи Федотов — участники ВОВ.

ЯК-12

Вместо ПО-2 в эксплуатацию поступил самолет ЯК-12 того же класса, но более комфортный для пилота.

Однажды зимой во время выполнения задания самолет попал в зону сильного обледенения: на крыльях образовались наросты льда 5-7 см. Пришлось совершить вынужденную посадку на местный аэродром, иначе из-за нарушения обтекаемости и уменьшения скорости самолет мог упасть. Чтобы продолжить полет, потребовалось сбить лед с несущих конструкций и специальным инструментом – лапкой – запустить винт. Задержавшись на 30 минут, самолет прибыл к месту назначения. Диспетчеры собирались объявить о начале поиска и очень обрадовались, увидев летчика целым и невредимым.

В современных лайнерах экипаж состоит из нескольких человек – есть с кем посоветоваться в нестандартной ситуации. Ранее же последствия всех действий лежали на одном пилоте, права на ошибку не было.

Виктор Иванович делится: «Небо не прощает несобранности. Благодаря  профессии я самодисциплинировался и часто напоминал себе: летчик - человек, которого Научили, Проверили, Доверили, а дальше наступает главное - Ответственность».

Группа летчиков в форме у памятника Чернышевского в г. Саратове, 1956 год, четвертый слева - Краснощеков В.И.

Аэро-145

С удовольствием вспоминает Виктор Иванович самолет братской Чехословакии Аэро-145:

«Каждая следующая модель самолета означает для летчика обязательное обучение и расширение возможностей. Пересев за штурвал Аэро, я наслаждался новизной. При выполнении одного из санитарных  заданий, моя полетная трасса проходила в 10-15 км от родного Чиганака. Я отклонился от обязательного курса  (в те времена не так строго следили за воздушным пространством на всю глубину полета) и сделал лихой вираж над милыми сердцу местами, церковью и школой. Знакомые сообщали: «Твоя мама гордая ходит».

Добросовестность и профессионализм учителей лежат в основе будущих успехов учеников. Много честных, умных и благородных людей встретилось на пути Виктора Ивановича.

Навсегда запомнились слова командира эскадрильи в Саратове Гнеушева Николая Ивановича: «Делай дело так, чтобы не то что сказать - подумать плохо не могли».                                             

ИЛ-18

В 1956 году в нашей стране появились пассажирские реактивные и турбовинтовые самолеты ТУ-104, в 1959 году - ИЛ-18 и другие.

В начале 1961 года Виктор Иванович прошел обучение в Кировоградской ШВЛП по программе переучивания командиров кораблей самолета Ли-2 с оценкой «отлично». Весной 1968 года - ШВЛП города Ульяновска, здесь прошла переподготовка по курсу командиров кораблей воздушного судна ИЛ-18.

Оборудование воздушного судна позволяло выполнять полеты в сложных метеоусловиях.

Героический экипаж

За один из осенних рейсов 1972 года весь экипаж получил именные наградные часы. Самолет ИЛ-18 с полной заправкой, пассажирами и  пятью членами экипажа должен был вылететь по маршруту: Ташкент-Самарканд-Домодедово.

По погодным  условиям аэропорта Самарканда из-за высокой температуры воздуха +40  самолету не хватало длины взлетной полосы, пришлось ждать, пока станет прохладней. Получив разрешение, самолет вырулил на взлет и начал разгон. На критической скорости в 140 км/ч воздушное судно врезается в стаю птиц и одна из них попадает в воздухозаборник 4-го двигателя, теперь самолет может перестать слушаться рулей.

Если прекратить взлет, то из-за нехватки полосы окажешься в овраге и тогда - гибель. Молодой командир Бойко Александр Иванович и опытный 2-ой пилот Краснощеков Виктор Иванович принимают рискованное, но единственное правильное решение – взлетать.

Надежный самолет выдержал, взлетел на трех двигателях. Чтобы успешно приземлиться в аварийных условиях, необходимо максимально облегчить самолет – сбросить топливо. Диспетчеры указали район сброса, воздушное судно благополучно вернулось в аэропорт Самарканда. Пассажиров пересадили на другой борт и доставили в Москву.

Виктор Иванович освоил различные типы и модификации самолетов, по его послужному списку можно изучать развитие гражданской авиации в нашей стране.

Трудовой путь нашего героя отмечен многими благодарностями и ценными подарками. Особенно дороги Виктору Ивановичу наградные часы «За высокие производственные показатели и активную роль в соцсоревновании». Часы ограниченной партии необычны тем, что их сняли с приборных досок последних списанных самолетов ПО-2. На саратовском заводе «Комбайн» сделали изящную подставку и наградили достойных.

47 лет жизни Виктора Ивановича посвящены авиации, из них 21 год – летная работа, 26 лет - работа с системами объективного контроля. Бывший летчик являлся ведущим инженером группы, оценивающей работу техники и параметры безопасного полета.

Оглядываясь на прошлое, он говорит: «Выбрав в молодости достойную профессию, пройдя в ней по «острию ножа», сегодня особенно ясно понимаю, что без помощи Божией все это было бы невозможно. Поэтому из глубины сердца вместе с псалмопевцем вздыхаю: «..Боже мой, на Тя уповах, да не постыжуся во век..».(Пс. 24,1)

О любимой «половинке»

«Всем, что я смог достичь в жизни, я обязан моей дорогой супруге Валентине Родионовне. 26 апреля 2017 года исполнилось 56 лет нашему браку. У нас замечательные дети, теплый, уютный дом. Самые бесценные сокровища в нем – доверие и согласие».

Сразу после свадьбы в 1961 г.

В одной Ограде

Всю жизнь чувствовал Виктор Иванович, что его «охраняют, ведут за руку», события не происходят сами собой, но не с кем было поделиться: «Теперь я могу сказать об этом тем, с кем я в одной ограде – в Церкви. Пришел ли я к Богу? Не знаю. Может только повернулся к Нему. В 1969-1974 годах на занятиях марксизма-ленинизма в Ордена Ленина Академии гражданской авиации (ОЛАГА) в Ленинграде меня преследовала мысль: «Зачем мне это, если я про себя ничего не знаю».

Почему я в храме? Крещение в детстве сыграло важную роль: вечная Тайна Божия –прорастание всеянного семени. Всегда был перед глазами пример верующей матери, до последних дней ходившей в церковь. Плохо чувствует себя, но идет. Один раз после Всенощной попала к хирургу на операционный стол, перенесла сложную операцию. После еще 3 года прожила, почти до 90 лет (1908-1998 годы). Мама всегда молилась за нас, своих детей.

Умерла она от инсульта дома, в Ташкенте. Мы с сестрой Валентиной были рядом, пригласили батюшку, чтобы болящая могла собороваться и причаститься. Ей хотелось перед кончиной проститься с другими двумя детьми, жившими в Симферополе. Самолет из Симферополя в Ташкент летал 1 раз в неделю. Мать впала в беспамятство, едва дышала, но продолжала ждать приезда близких. Как только они переступили порог комнаты – вздохнула с облегчением и умерла. «Дух бодр, плоть же немощна». (Мф.26,41)

Духовный голод заставил меня прийти в какой-то молельный дом. Пастырь вызвал к кафедре креститься. Пока пробирался к нему рука сама наложила крестное знаменье. Он увидел и сказал: «Ты не наш человек…».

Телеканал «Союз» помог получить некоторые ответы. Как прямое указание к действию воспринял я слова протоиерея Всеволода Чаплина: «Не знаете как, идите туда, где научат», – и подал заявление в ЦПШ нашего храма. С одной стороны, учиться в церковной школе мне было хорошо – привык к дисциплине, а с другой стороны – вопросов стало больше.

Всем сердцем благодарю батюшку Леонида – он подвел меня к изучению православия, я не знал даже «Символа Веры». В течение жизни, конечно, приходилось бывать в храме, но серьезно стал анализировать ситуации, когда одолели болезни. Понял, что болезнь – крест, нужно ее нести, но не поддаваться, а утешение обретешь только в храме.

Дорога к Богу нескончаема. Мне до Бога, как пешком до неба. Я человек первой трети прошлого века, и, если Господь по Своей Милости позволяет мне участвовать в сегодняшней жизни, значит, еще многое нужно понять».

Виктор Иванович человек активный – кроме участия в богослужениях ездит в паломнические поездки. Так, три года назад он побывал в Екатеринбурге на памятных июльских «Царских днях», прошел с ночным крестным ходом до Ганиной ямы. Впечатления незабываемые: «Поздно ночью началась Литургия, после нее служилась панихида. Собравшихся под дождем людей около 30 тысяч! Когда под колокольный звон вынесли хоругви, и с пением молитв,  и  зажженными свечами крестный ход тронулся в путь, дождь прекратился. Господи! Дай нам прежде конца покаяние».

Посол мира

Болезням можно и нужно сопротивляться не только на духовном уровне, но и на физическом. После завершения летной работы на Виктора Ивановича посыпались болячки. Пересечение во время рейсов до 8-ми часовых поясов сбивает биоритмы организма, психоэмоциональные нагрузки уже через несколько лет дают о себе знать.

Когда Виктор Иванович понял, что ему грозит операция, решил заняться бегом. Стал регулярно бегать и, как он сам говорит: «Втянулся». Пробегал по 600-700 км в месяц. Вступил в клуб любителей бега, с тех пор на протяжении 29 лет поддерживает хорошую физическую форму.

Виктор Иванович - участник многокилометровых пробегов, марафонов и сверхмарафонов в России и за рубежом:

С 2001 года принимал участие в соревнованиях по «Дороге жизни», «Белые ночи». В Кронштадте - «Атака века» к мемориалу Александра Ивановича Маринеско, «Пулково-Пушкин», полумарафоны в Выборге и Сестрорецке.

В 2007 году совершил пробег вокруг Онежского озера, в 2009 году – участие в пробеге в Финляндии от Хельсинки до Ботнического залива.

В 2010 году на «Марафоне Даты» г. Сало (на юге Финляндии), Виктор Иванович занял второе место в возрастной группе старше 70-ти лет на дистанции 21097 метров.

В январе 2011 года – сверхмарафон по периметру о. Сицилии во время извержения вулкана Этна.

12 апреля 2011 года старт от Байконура до места посадки спускаемого космического аппарата (левый берег Волги, д. Смелово), посвященный 50-летию полета Юрия Гагарина.

В дни олимпиады в Лондоне – пробег из Москвы через города воинской славы в Петербург.

Сверхмарафон Москва-Париж

В 2013 году Виктор Иванович принимал участие в международном сверхмарафоне «Москва-Париж! Мир, Дружба, Сотрудничество!». Команда в количестве 20 человек веерной эстафетой преодолела расстояние между Москвой и Парижем (3000 км) за 18 дней. Как организована веерная эстафета? Два спортсмена команды пробегают заданное расстояние, остальные едут в автобусе. Затем двое следующих сменяют первых бегунов, а предыдущие отдыхают в автобусе. Так 10 пар участников непрерывно бегут, сменяя друг друга.

По итогам сверхмарафона Виктор Иванович получил сертификат «Посол мира», за подписью генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. В нем написано:

«Федерация За Всеобщий Мир признает как «Посол мира» тех, чьи жизни являются примером и идеалом жизни ради других, и кто посвятил себя практикам, которые продвигают общечеловеческие нравственные ценности, крепкую семейную жизнь, межрелигиозное сотрудничество, международную гармонию, обновление ООН, достойные доверия средства массовой информации, а также создание культуры мира.

Преодолевая расовые, национальные и религиозные барьеры, Посол мира способствует претворению в жизнь надежды всех поколений, единого слова мира, в котором гармонизированы духовный и материальный аспекты жизни.

Федерация За Всеобщий Мир настоящим с гордостью признает Послом мира Виктора Краснощекова.»

«Главное не призы, а участие. Можно вспомнить Притчи Соломона (23.26) и перефразируя сказать: Господу нужно наше сердце, а не ноги лошадиные», – говорит Виктор Иванович.

Интересна история возникновения этого Международного легкоатлетического сверхмарафона «Москва-Париж! Мир, Дружба, Сотрудничество!». В 1992 году депутат Московской Городской Думы врач и спортсмен Яковлев Эдуард Александрович посетил Францию с группой врачей с целью обмена опытом и налаживания гуманитарных отношений. Там он познакомился с Президентом Ассоциации «Бегуны без границ» Филиппом Бессоном, организатором и участником многодневных пробегов.

В июне 1992 года команда Бессона (12 человек) бегут из Парижа в Москву, в Бресте их встречает Э. А. Яковлев с группой бегунов, и они вместе с французами финишируют в Москве. Попутно французы доставляют в детскую больницу г. Красногорска около двух тонн медикаментов и медпринадлежностей.

В 1996 году в России создается общественная организация «Ассоциация - Международный сверхмарафон». Э.А. Яковлев становится ее первым президентом. Он умер от сердечного приступа в 2008 году во время участия в марафоне, но организация бегунов продолжает жить и развиваться. Теперь ее главой является С.А. Супрунюк.

Виктор Иванович убежден:

«Жизнь – это движение, человеку необходимо прикладывать волевые усилия, заниматься спортом, быть активным. Крепкий духом и телом сможет и для Церкви больше пользы принести».

Господь подарил нам мир, чтобы мы научились любви и благодарности, и чтобы мы были счастливы. Перед нами множество путей, остается распахнуть сердце навстречу истинному пути, не лениться и не гордиться, и тогда с помощью Божией мы дойдем до Неба.

                                        Все дороги - мои,

                                        И все ночи, и дни.

                                        Господи, славлю! Благослови!                               

Анна Бухарина. Беседа записана в июне 2017 года.

Ваш кирпичик в строительстве Дома Милосердия. Начались работы по строительству храма свт.Василия Великого - закладка состоялась 9 февраля 2017 года, принимаются имена на вечное поминовение на сваи. Устроена дорога на стройплощадку, установлена мойка для колес выезжающей техники, ведется работа по разметке свайного поля для храма. Поддержите это нужное дело! Вложите ваш кирпичик прямо сейчас!

Если не можете пожертвовать сегодня, воздохните, помолитесь об общем деле. Пожертвуете, когда сможете. Храни вас Господь!

Назад к списку

Похожие материалы:

  • Встань перед иконой

    В рубрике "Людям о людях" - рассказ о нашей прихожанке Надежде Мартыновне Клинковской.

  • Евдокия

    О чудесном спасении воина Евгения и о том, как в советское время летала за 3,5 тыс.километров за помощью к Ксении Петербургской, рассказывает 86-летняя прихожанка храма Державной иконы Божией Матери Евдокия Ивановна Татаренко.

  • "Лента памяти" нашего прихода

    Ее целью является сохранение памяти о родственниках наших прихожан, служивших в Великую отечественную войну на фронте и в тылу, и наша общая молитва о них. В этом году в нашей "Ленте" появились новые страницы.