Нужна помощь

  • Дом милосердия: забиты сваи храма свт. Василия Великого

    Продолжаются работы по строительству храма свт. Василия Великого. Установка первой закладной сваи для храма состоялась 27 марта 2018 года. Мы нуждаемся в вашей поддержке! В декабре собрано: 18 021 руб.(+5 421 руб.за неделю).

  • Помощь сайту DOMMIL.COM

    За время работы сайта мы с вами собрали более 2,5 млн. рублей и помогли нуждающимся и строительству Дома милосердия. Продолжаем сбор на ежемесячную поддержку сайта. На 09 декабря собрано 1 876 руб. (+ 391 руб. за неделю).

Новости

Введите ваш e-mail и будьте в курсе наших мероприятий и многого другого

Милосердия двери отверзи

Наш сегодняшний рассказ о сестре милосердия одного из первых наборов Сестричества св. мч. Татианы – Строчиловой Неониле Валентиновне. Она родилась в Ленинграде, ее детство и юность пришлись на военные и послевоенные годы, зрелость – на советское время.

После прекращения гонений и возвращения храмов и монастырей Русской Православной Церкви, в стране начался постепенный процесс осмысления прошлого, собирания и возрождения в Боге людских сердец. Непростой путь прошла и наша героиня – от успешной, уверенной в себе светской женщины до сестры милосердия, склоняющей выю под иго Христово.

«Милосердные сестричества берут свое начало с середины XIX века. В 1844 году в Санкт-Петербурге была создана первая в Европе Свято-Троицкая женская община, готовившая сестер милосердия. Пример сестер милосердия в Крымской войне побудил к созданию Российского общества попечения о раненых и больных воинах в мае 1867 года, которое через 12 лет преобразовано в Российское Общество Красного Креста.
К началу Первой мировой войны было зарегистрировано более 100 подобных общин. После 1917 года всякие проявления общественно-значимой деятельности Церкви были сведены на нет. В 90-ые годы XX века началось возрождение милосердных общин.»

Статья: Исторический экскурс. «Сестриичество России. Начало пути». SciCentr.online

Путь в Церковь

В 1946 году семья Неонилы Валентиновны вернулась из эвакуации с Урала в Ленинград. Неонила окончила школу, устроилась на работу и через несколько лет счастливо вышла замуж за Игоря Никифоровича Строчилова – секретаря комсомольской организации кожгалантерейного предприятия «Бебеля».

После окончания главой семейства курсов высшей партшколы, его направили в Балтийское морское пароходство. Вскоре Игорь Никифорович стал помощником капитана теплохода по политической части.
Неонила Валентиновна перешла на работу к мужу – в пароходство – сначала в качестве счетчика в бухгалтерию, а после окончания вечернего отделения Финансово-экономического института в планово-экономический отдел. Впоследствии она занимала должность зам. начальника планово-экономического отдела.

У Строчиловых родилась дочь Ирина, а в положенное время первый внук Роман. Семья жила благополучно, много путешествовала (в основном на собственной машине). Во время поездок Неонила Валентиновна справлялась с обязанностями водителя не хуже мужа.

Фото: Неонила Валентиновна с дочкой Ириной

Неожиданно пришла беда: маленькому Роме вместе с прививкой занесли инфекцию туберкулеза.

Врачи ставили разные диагнозы малышу, пока один из докторов не сообщил, что у ребенка тотальное поражение плечевого сустава и плечевой кости. В этот же день вся семья отправилась в ближайший храм – Князь-Владимирский собор.

Священник Владимир Сорокин успокоил расстроенных людей: «С вашим мальчиком будет все хорошо, а вы должны исповедоваться и причащаться».

В 1980 году иерей Владимир Сорокин взял в духовные чада Неонилу Валентиновну и Игоря Никифоровича. Через пять лет в соборе крестили их среднего внука Антона, а еще через пять – уже в храме Державной иконы Божией Матери – внучку Ариадну. Старшего внука Рому родители, занятые его лечением, крестили несколько позже. Сама Неонила Валентиновна была крещена в раннем детстве бабушкой (по отцу) Анной Васильевной.
Отец Владимир стал для всей семьи духовно близким человеком.

Свято-Иоанновский монастырь

В 1989 году Свято-Иоанновский монастырь на Карповке передали епархии и открыли как подворье Пюхтецкого монастыря, состоялось освящение нижнего храма во имя св. Иоанна Рыльского. В июле 1991 года в день престольного праздника Патриарх Алексий II освятил храм во имя двенадцати Апостолов.

Неонила Валентиновна вместе с супругом, будучи чадами протоирея Владимира Сорокина, стали послушаться в монастыре. Трудно говорить о «мерзости запустения» на некогда святом месте, лучше всего об этом могут поведать очевидцы.

Фото: восстановление верхнего храма Иоанновского монастыря

Фото: восстановление верхнего храма Иоанновского монастыря

На сайте pravoslavie.ru размещена статья Анатолия Холоднюка от 6 мая 2010 года. «Одни приходят в монастырь жить, а другие спасаться». В ней настоятельница Горнего монастыря на Святой Земле игумения Георгия (Щукина) рассказывает о своей жизни и о восстановлении монастыря на Карповке. Приведем отрывок из статьи:

«А когда и при каких обстоятельствах последовало вам послушание быть старшей сестрой на Карповке?
– До приезда в Иерусалим я пребывала монахиней в Пюхтицах, и меня направили восстанавливать санкт-петербургский Иоанновский монастырь на Карповке.

Дело было так. В 1989 году ныне покойный Святейший Патриарх Алексий, будучи тогда еще митрополитом, пригласил нас с матушкой Варварой в свою московскую квартиру на обед. Здесь он предложил организовать для нашего Пюхтицкого монастыря подворье в городе на Неве и вручил ключи от храма на Карповке, который сейчас относится к Иоанновскому монастырю. В нем покоятся мощи праведного Иоанна Кронштадтского.

Мы с матушкой Варварой тут же отправились ночным поездом из Москвы в Питер. Нашли в Карповке храм, а когда вошли внутрь, то увидели запустение и разруху. Это был просто сарай, и мы даже не представляли, как начинать его очищать. Узнали от людей, что в храме одно время работали курсы гражданской обороны. Потом он долгое время был заброшен. А храм-то должны были освящать через две недели!
Сразу же из Пюхтиц приехали трудиться на Карповку пятнадцать сестер. Помогали все мои родственники, давние питерские знакомые, а также учащиеся духовной семинарии, которых посменно направлял к нам ее ректор, отец Владимир Сорокин.

Фото: Иоанновский монастырь в 1989 г.

Мы отчистили колонны, вывезли несколько машин различного мусора, в том числе и несколько сотен противогазов, много старых парт и даже телефонные будки. А когда очистили от мусора пол, то увидели такую красивую мозаику, что все удивились... Обнаружили и разбитую хрустальную люстру, но восстановить ее так и не удалось. Все мы денно и нощно трудились, поэтому за две недели успели подготовиться к освящению храма. Сам храм снаружи и внутри украсили подаренными нам цветами.

– В этом храме вы позже нашли и могилу праведного Иоанна Кронштадтского?
– Его могила была обретена в нижнем храме. Долгое время мы прикладывались там к одному месту, обозначенному маленьким крестиком. Мы думали, что там и лежит наш дорогой батюшка. И вот как-то расчистили мы пол, вынесли находившуюся там старую мебель, отодрали доски и сняли линолеум. Вдруг в одном месте обнаружили бетонированную часть пола. Вспомнили рассказ одной прихожанки о том, что в советские времена здесь пытались вскрыть могилу батюшки Иоанна. Однако один из тех, кого послали это сделать, говорят, тронулся умом, а его напарник неожиданно умер. После этих случаев распорядились это захоронение залить бетоном. Вот на том месте мы и поставили гробницу нашего дорогого батюшки.»

Нынешняя настоятельница Свято-Иоанновского монастыря игумения Людмила (Волошина), как и игумения Георгия, «родом» из пюхтецких насельниц. В 1992 году инокиня Людмила по благословению Святейшего Патриарха Алексия перешла в восстанавливающийся Иоанновский ставропигиальный женский монастырь, а в 2013 году назначена его игуменией.

Фото: верхний храм св.Апостолов, Иоанновский монастырь, современный вид

Старшим священником монастыря уже много лет является протоиерей Николай Беляев (1938 г.р.). Именно он в 90-е годы благословил Неонилу Валентиновну и еще двух молодых женщин в качестве добровольцев катехизировать пациентов на сестринском отделении в больнице по адресу: Большой пр. ПС, д. 100.

Больные, в основном пожилые и часто одинокие люди, находились на отделении месяц. Волонтеры готовили их к Таинствам Исповеди и Причастия, читали святоотеческие труды. На кардиологическом отделении больницы открылась часовня, в ней читали акафисты, болящих окормляли священники – о. Николай Беляев и о. Георгий Очкалов (1936 г.р). Два врача отделения, кардиологи Тимур Владимирович и Олег Владимирович приложили немало усилий, чтобы получить разрешение на функционирование часовни.

Все та же группа волонтеров помогала на дому пациентам, нуждающимся в уходе после выписки. Неонила Валентиновна патронировала трех бабушек, живущих недалеко друг от друга на Большой Зверинской улице, привозила им продукты, горячий обед и все необходимое.

В Сестричестве во имя св. мч. Татианы

Неонила Валентиновна приготовила еду для подопечных и вдруг вспомнила, что не взяла благословения у о. Николая. Она поспешила в монастырь. У раки святого праведного Иоанна Кронштадтского только что закончился молебен о здравии, рядом стоял незнакомый батюшка – отец Сергий Филимонов. Неонила Валентиновна подошла к нему под благословение, он попросил подождать:

– На какое доброе дело просите благословение?
– Везу больным горячие обеды.

Отец Сергий подозвал неподалеку стоявшую Наталью Николаевну Пичугину и попросил оставить для Неонилы Валентиновны свой номер телефона и адрес общины во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона-на-Ручье (образована в 1993г.), которая располагалась в маленькой десятиметровой комнате при Медсанчасти №122 им. Л. Г. Соколова на пр. Луначарского.

Неонила Валентиновна некоторое время посещала два храма – родной монастырский и новый при больнице на пр. Культуры. Отец Сергий организовал Сестричество св. мч. Татианы. Главной сестрой Сестричества тогда была Мария Стеблин-Каминская, ее сменила Елена Борисовна Смирнова, а после – Ксения Феодосьевна Громакова.

Неонила Валентиновна приходила на занятия для сестер милосердия, которые проводил отец Сергий – врач, председатель и организатор Общества православных врачей СПб. Уже после первого занятия батюшка отправил нашу героиню на неврологическое отделение медсанчасти раздавать пирожки больным. Неонила Валентиновна вспоминает: «В тот раз со мной происходило что-то удивительное: я прошла по палатам, с необыкновенным воодушевлением говорила с больными на христианские темы. Откуда что взялось?! Неврологическое отделение больницы стало местом моего нового послушания. Красную курточку сестры о. Сергий выдал, как он сам выразился, авансом».

ПослушАться одновременно в двух храмах оказалось непосильной задачей. Отец Николай целый год не благословлял переходить в другой храм. Из-за занятости Неонила Валентиновна почти не бывала дома, она понимала, что нужна батюшке Сергию. Первым не выдержал муж. Выказывая протест, он ушел из дома и пропал на три дня. Отец Сергий успокоил, сказав, что это испытание Божие, а отец Николай наконец отпустил свою помощницу.

Муж вернулся, семейный мир восстановился, а Неонила Валентиновна обрела того единственного духовного отца, которого люди ищут и порой не могут найти всю жизнь.

День сегодняшний

Неонила Валентиновна продолжает рассказ:

«Отец Сергий благословил сестер перебираться поближе к храму. Теперь я живу на проспекте Культуры. У меня большая семья: трое внуков, правнуки. Я всех очень люблю и стараюсь помочь. Не только родные по крови детки мне дороги, я хорошо знаю многих маленьких прихожан, они для меня как внучата. Каждое воскресенье стараюсь быть на богослужении, несу домашнее молитвенное послушание – молюсь с чтением Псалтири и Евангелия по приходскому синодику, по синодику сестер милосердия, волонтеров, членов Общества православных врачей, за болящих и умерших, имена которых присылают в смс-сообщениях по телефону, делюсь сестринским опытом.

Есть о чем рассказать Неониле Валентиновне не только сестрам, но и подросткам – будущим хранителям истории страны. Поделилась она и с нами своими воспоминаниями о детских годах, о пережитом.

Родители

Неонила Валентиновна родилась в 1937 году в Ленинграде на Петроградской стороне в семье Валентина Петровича и Елены Васильевны Борзенковых. Для новорожденной выбрали необычное имя – Нинель. Если прочесть буквы имени справа налево, получится слово «Ленин».

Петр Иванович и Анна Васильевна (дедушка и бабушка по отцу) были коммунистами, активными участниками коллективизации и делегатами 2-го съезда РСДРП (1903 год). Именно они явились инициаторами того, чтобы их внуки носили революционные имена. Нинель получила свое имя потому, что родилась в апреле, в том же месяце, что и вождь всемирного пролетариата В.И. Ленин. Двоюродную сестру Нинель назвали Ивсталина – в честь И.В. Сталина, а двоюродного брата – Рэм (революция-электрофикация-мир).

Отец Неонилы Валентиновны работал на закрытом военном заводе, а мама после окончания Технологического института попала на ЛОМО – крупнейшее оптико-механическое производственное конструкторское объединение.

Фото: папа Неонилы Валентиновны со своей сестрой

О войне

Летом 1941 года четырехлетняя Нинель вместе с младшей группой детского сада жила в поселке Тайцы Ленинградской области. Там и застала девочку война.

Эвакуация детей города началась 27 июня, их отправляли в Ленобласть. Дети вывозились без родителей в составе детских учреждений. За первые 10 дней было вывезено 200 тыс. детей. Часть из них родители забрали обратно из-за сложных условий проживания на новых местах и начавшихся бомбежек железной дороги. Приближение фронта заставило изменить маршруты эвакуации. Детский сад из поселка Тайцы эвакуировали на Урал, под город Магнитогорск и разместили в одном из детских домов.

По мнению военных историков, всего из города было отправлено 282 эвакопоезда. Последние два успели проскочить рано утром 29 августа 1941 года через разбитую вражескими самолетами станцию Мга. На следующий день немецкие войска перерезали ж/д линию. В сентябре в блокированном городе осталось 2,5 млн человек.

С первых дней войны ленинградцы привлекались к трудовой повинности – строительству оборонительных рубежей. С июля по декабрь в работах приняли участие около 500 тыс. человек, т.е. каждый третий работоспособный гражданин.

Осень 1941 года была дождливой и холодной, но благодаря самоотверженному труду людей в самые короткие сроки город был опоясан мощной системой противотанковых рвов, ограждений, окопов, дотов, дзотов и т.д.

Елену Васильевну Борзенкову послали на Невский Пятачок рыть окопы. Во время обстрела она получила тяжелое ранение в голову и ногу, и ее санитарным поездом доставили в тыловой госпиталь на Урал.

Фото: Неонила Валентиновна с мамой Еленой Васильевной

Историческая справка (Википедия):

Невский пятачок – условное обозначение плацдарма на левом (восточном) берегу Невы напротив Невской Дубровки. Ежедневно на защитников «пятачка» обрушивалось до 50000 снарядов, мин и авиабомб. Потери стрелковых частей составляли 95% от первоначальной численности.

Выдержки из воспоминаний одного из воинов:

К моменту высадки нашей роты окопы и ходы сообщений были забиты замерзшими трупами. Они лежали на всей площади «пятачка», там, где их настигла пуля или осколок. Трудно об этом вспоминать... Вся площадь пятачка представляла собой кладбище незахороненных солдат и офицеров.
Ни одного деревца или куста, ни одного кирпича на кирпиче — всё снесено огнём… Всё это на фоне постоянного грохота нашей и немецкой канонады, специфического запаха минного пороха, отвратительного звука немецких штурмовиков, стона раненых, мата живых, кроющих немцев, войну и этот гиблый пятачок, а иногда и наших артиллеристов, лупивших по своим позициям. (Ю. Р. Пореш, ветеран 115-й стрелковой дивизии, участник боев на Невском пятачке в ноябре 1941 года.)

Два брата Елены Васильевны ушли из Ленинграда на фронт, а их мать – бабушка маленькой Нинель – умерла в блокадном городе.

По данным официального сайта Администрации СПб:

«На начало 1941 года в Ленинграде действовало около 1000 фабрик и заводов. За время войны 840 предприятий выведено из строя, с июля 1941 по октябрь 1943 года эвакуировано 92 крупных предприятия. Но и в самые суровые годы в Ленинграде работало порядка 50 производств, выпускалось 100 видов оборонной продукции.»

Отец Нинель – Валентин Петрович Борзенков помогал демонтировать и упаковывать оборудование своего военного завода для перебазирования. Во время погрузки станков на Московском вокзале началась бомбежка, Валентин Петрович был тяжело ранен осколком и скончался в больнице.

В эвакуации

Когда Елена Васильевна немного оправилась от ранения, она смогла устроиться на работу в Магнитогорске на военный завод и получить маленькую шестиметровую комнату. В комнате помещались узкая кровать с металлическими спинками и стол у окна. Главным достоинством скромной жилплощади являлась голландская печь. Елена разыскала дочь и забрала ее к себе.

За работу на военном предприятии получали паек. По карточкам выдавался хлеб, сливочное и растительное масло, сахарный песок. Растущей Нинель все время хотелось есть. Когда матери не было дома, девочка забиралась на спинку кровати и, приподнимаясь на цыпочки, отковыривала пальцами кусочки масла, которое Елена Васильевна убирала повыше, чтобы растянуть его на более долгий срок. Основная еда состояла из хлеба и оладий, испеченных из картофельных очисток.

Возвращение в Ленинград

В Магнитогорске Борзенковы прожили до 1946 года, затем смогли вернуться в Ленинград. Квартиру умершей во время блокады бабушки (матери Елены Васильевны) заняли новые жильцы.

На улице Красной связи матери дали просторную светлую комнату в 11-комнатной коммунальной квартире, в которой обитали 33 жильца. Дети весело катались по коридорам квартиры на велосипеде, любовались изразцовой печью и затейливой лепниной потолка. Взрослые во всем старались помогать друг другу, вместе отмечали праздники.

Постепенно жизнь в Ленинграде входила в мирное русло, Нинель училась в школе. Елена Васильевна не смогла поправиться полностью: ранение в голову отразилось на нервной системе. Она работала в артели инвалидов, большого достатка в семье не было.

Мать шила из своих платьев одежду для дочери, прикладывая всю свою фантазию и старание. Наконец, Нинель окончила семилетнюю школу и поступила в техникум дошкольного воспитания им. Н.А. Некрасова (сегодня педагогический колледж № 1) – она всегда любила маленьких детей. Одновременно Нинель устроилась на работу уборщицей в ведомственный детский садик кожгалантерейного предприятия «Бебеля».

Молоденькой студентке очень хотелось купить себе кое-что из одежды, что она и осуществила.

Мама рассчитывала на зарплату дочки, но вместо ожидаемых тридцати рублей получила десять, оставшиеся после покупок. Елена Васильевна рассердилась и велела Нинель самостоятельно жить месяц на эти деньги.

Девушка тратила в день меньше рубля: булочка сайка стоила 7 копеек, бутылка молока - 30 копеек, выручало и то, что можно было поесть в детском саду. Так модница и продержалась.

Неонила Валентиновна проработала в садике 10 лет и за это время стала старшим воспитателем, вступила в комсомол.

На фото: Неонила Валентиновна на момент окончания 7-го класса и устройства на работу в садик

О сестрах и не только

«В 2001 году скончался мой муж, но Господь все управляет, Он так много мне дает! Сестры первого набора всегда поддерживают друг друга как единая семья. Когда у меня начались проблемы со здоровьем, я особенно это почувствовала. Год назад после одной из перенесенных мною операций дорогие сестры организовали ежедневное дежурство у меня дома, они готовили, убирали. Господь их сохрани!

В ноябре текущего года у меня ночью произошел вывих эндопротеза, и я попала в больницу. Врачи сотворили чудо – вправили протез. В первый момент в душе поднялся ропот: «Ведь года не прошло, опять боль!» Но после меня посетило чувство благодарности Богу за те скорби, которые Он мне дает. Я поняла, это мне полезнее, чем если бы была здорова. В жизни любого человека Господь постоянно присутствует Своими чудесами и любовью. Слава Богу за все!»

Сестрам милосердия
(Стихотворение Анны Бухариной)

Дни промчались грозовые,
не гремит в стране война,
Но нужна для Церкви русской
милосердная сестра.

Синий, Желтый, Красный Крест –
нет различия в служеньи,
Потому что главный Крест –
это Божье Милосердье.

Вот сестра стоит на службе,
всем молящимся видна.
Белоснежная косынка –
остров помощи, добра.

Написать помочь записку,
к чаше старца подвести
Иль утешить гимназистку,
иль спасти от духоты.

На больничном послушаньи
чьи-то раны омывать
Или, сердцем сострадая,
слову Божию поучать.

Быть опорой для священства,
лик святого написать,
В хоре петь самозабвенно,
пол до блеска начищать.

Проявлять ко всем заботу,
ничего не забывать,
Быть негордой, доброй, скромной,
всех любить и всем прощать.

Став хранительницей веры
ради Бога Самого,
В каждом страждующем видеть
в терн овитое Чело…

Дни промчались грозовые,
не гремит в стране война,
Но нужна для Церкви русской
милосердная сестра.

Беседа записана Анной Бухариной в декабре 2017 года

Ваш кирпичик в строительстве Дома Милосердия. Продолжаются работы по строительству храма свт.Василия Великого - установка первой закладной сваи для храма состоялась 27 марта 2018 года. Поддержите это нужное дело! Вложите ваш кирпичик прямо сейчас!

Если не можете пожертвовать сегодня, воздохните, помолитесь об общем деле. Пожертвуете, когда сможете. Храни вас Господь!

Назад к списку

Похожие материалы:

  • Лента памяти нашего прихода

    Ко Дню Победы в нашей приходской "Ленте памяти" появились новые страницы. Новые имена тех, о ком мы призваны молитвенно помнить. Тех, о ком должны рассказывать нашим детям.

  • Пешком до неба

    О желудевом хлебе, как внук врага народа стал летчиком, бегуном-марафонцем и Послом мира. В рубрике "Людям о людях" - интереснейшая статья про нашего прихожанина Виктора Ивановича Краснощекова.

  • "Лента памяти" нашего прихода

    Ее целью является сохранение памяти о родственниках наших прихожан, служивших в Великую отечественную войну на фронте и в тылу, и наша общая молитва о них. В этом году в нашей "Ленте" появились новые страницы.