Нужна помощь

Новости

Введите ваш e-mail и будьте в курсе наших мероприятий и многого другого

«Тебе тоже больно»

Лауреат в номинации «Юность» в конкурсе сочинений-эссе на тему: "Милосердное служение" к I Международному Форуму "Милосердие" 1 ноября 2014 г. Всего в номинации 62 работы школьников 9–11 классов средних общеобразовательных школ и студентов с 1 по 4 курс)

«Тебе тоже больно»

К сожалению, в мире нет справедливости. К счастью, в мире есть милосердие.
Автор неизвестен

Я никогда по-настоящему не верила в существование милосердия. И, наверное, так было бы и по сей день, если бы я не столкнулась с милосердием лично. Лицом к лицу.

Я привыкла к тому, что люди избегают меня. Это нормально. Нормально для общества, где любое отклонение от этой самой «нормы» заставляет бежать без оглядки.

Я инвалид с детства. Поэтому друзей у меня практически нет, и шапочные знакомства ненадолго скрашивают мое одиночество. Нет, я совсем не жалуюсь на жизнь и нисколько не осуждаю тех людей, что старательно отводят глаза при виде меня. В конце концов, я вполне могла бы быть на их месте. Просто иногда улыбаться я могу только через силу.

А поразил меня один случай. Не могу сказать, что он был таким значительным, но для меня… Это оказалось откровением. Шоком.

Маленькая девочка, судя по всему, «бесхозная» (об этом сообщали ее одежда, похожая на лохмотья, старые кроссовки, уже стертые до дыр, и мурзатый вид), бежала куда-то по направлению к краеведческому музею, зажав в руке кусок засохшей булки.
— Линда! Линда! — радостно кричала она в никуда, ее светлые волосы развевались на ветру, а маленькая ручонка крепко стискивала булку.

Я заинтересованно посмотрела на девчонку и чуть медленнее стала крутить колеса. Я люблю наблюдать за детьми. В них столько жизни, столько суеты и какой-то беззаботности, которые мне никогда не постичь. Я наблюдаю без злобы или зависти, но с непонятной щемящей тоской. Откуда тоска, если я стала инвалидом в глубоком детстве и почти не помню, что значит ходить?

Малышка почувствовала на себе мой взгляд и обернулась. Я вжалась в кресло и стерла с лица улыбку, робко скользнувшую по моим губам, пока я следила за развивающимися событиями. В глазах моих снова отразились безразличие и холод, и я уже как будто заранее знала, как она отреагирует.

При виде таких, как я (да что я так избегаю этого слова? инвалидов... при виде инвалидов), кто-то просто старается не встретиться со мной глазами, словно боится, что я начну их осуждать за то, что у них есть ноги; другие смотрят в упор — отвращение, насмешку и презрение читаю я на их лицах, — будто бы хотят испепелить меня за один лишь факт моего существования, ведь я незаслуженно копчу землю, когда мое место должен занимать «нормальный»; ну и есть те, кто вглядывается в мои глаза с откровенной жалостью, от которой мне хочется завыть от тоски. Почему со мной нельзя разговаривать на равных? Почему вы не видите, что я такая же, как вы? Я просто хочу, чтобы рядом был человек, с которым я могу смеяться по-настоящему, который не будет коситься на мои «нерабочие» ноги…

Я судорожно сглотнула и подняла глаза. Девчонка застыла на месте. Потом вдруг решительно направилась ко мне и буквально за два-три шага остановилась. Она молча уставилась на меня, перекачиваясь с носка на пятки, пока я старалась унять дрожь, в раз охватившую мое тело.

Я попыталась улыбнуться. Тогда девчонка резко протянула ко мне руку и разжала кулак с булкой. Я почему-то сразу поняла, что она хотела этим сказать, и по моим щекам потекли слезы.

Она так берегла свою булку, она несла ее как драгоценность и вдруг… протягивает ее мне.

— Почему? — тихо спрашиваю ее, безуспешно пытаясь успокоить надтреснувший голос.

— Тебе тоже больно, — так просто, по-детски бесхитростно сказала она и, отломав ровно половину, вложила в мою ладонь. А потом, словно испугавшись противоречивых чувств, зародившихся в ее душе, резко повернулась и убежала в противоположную сторону.

А я так и осталась там. Дрожа, глотая слезы и не в силах вымолвить ни слова. Бережно прижав кусок булки к груди, я еще долго смотрела в ту сторону, откуда появилась моя маленькая подруга.

Ольга Андреевна Гриневич,
Минск, Белорусский государственный университет,
факультет международных отношений,
20 лет, студентка.

Итоги конкурса сочинений "Милосердное служение" - список победителей и лауреатов


Ваш кирпичик в строительстве Дома Милосердия. Вложите его прямо сейчас!
Помните о лепте вдовы и жертвуйте сколько можете. Если не можете пожертвовать сегодня, воздохните, помолитесь об общем деле. Пожертвуете, когда сможете.
Храни вас Господь!

Назад к списку

Похожие материалы: