Нужна помощь

  • Новости строительства школы и Дома Причта от 15 июня - отмостку завершили

    Установили пожарную сигнализацию в храме свт.Иннокентия. Начались подготовительные работы по установке оборудования в тепловой пункт Дома причта, чтобы в зиму войти с теплом. За июнь на 20.06.21 собрано 28 652 руб. (+9 372 руб. за неделю). Спасибо!

  • Дом милосердия: справимся вместе!

    Проведены заключительные занятия воскресной школы этого учебного года. Работают пункты помощи вещами и реабилитационным оборудованием. Продолжаем охранять территорию. За июнь на 20.06.21 на Дом милосердия собрано: 79 873 руб. (+27 960 руб. за неделю). Благодарим!

Новости

  • Подать записки через интернет

    Дорогие друзья, если вы не можете быть в храме, подайте записки через интернет.

  • Прививаться ли и как прививаться от ковид-19?

    В связи с тем, что продолжают оставаться вопросы про вакцинацию, ставимна главную материалы по этой теме. С начала вакцинации, ко мне стали обращаться прихожане с вопросом, а надо ли вакцинироваться? Отвечает прот.Сергий Филимонов, врач, профессор Медицинского Университета.

Подать записки в наш храм через интернет. В меню ХРАМ --> Записки через интернет

Мой первый духовный отец. Воспоминания о протоиерее Василии Лесняке

Из книги "Воспоминания и размышления" прот.Сергия Филимонова, написанной к 50-летию автора.

Предыдущие главы книги: 1 - "Родом из детства", 2.1 - "В Должанке с бабушкой Александрой"., 2.2 — Первые годы в Ленинграде, 2.3 — В школе, 3.1 — Врач. Alma mater3.2 — На флоте3.3 — Адъюнктура и женитьба 3.4 — Первые шаги в храм

Встреча с отцом Василием

Со временем меня все чаще стали посещать мысли не то о монашестве, не то о каком-то особом жизненном пути. Потому что я все яснее понимал: просто врачевать тело совершенно невозможно. Часто такое лечение ничего не дает. Для исцеления важно, чтобы человек покаялся в грехах, чтобы начал молиться, исповедоваться и причащаться. Возможно, Таинства Церкви изменят его состояние, и заболевание будет протекать уже по-другому. Посылая своих пациентов в Спасо-Преображенский собор, я много раз убеждался, как положительно это влияло на лечебный процесс. И меня перестало удовлетворять чистое врачевание. Это было, если память не изменяет, в 1990–1992 годах.

Именно в это время мне порекомендовали сходить в Спасо-Парголовский храм. Сказали, что там служит очень хороший батюшка, отец Василий, — настоящий священник, — и он разрешит все мои вопросы, чаяния и переживания.

Василий Григорьевич Лесняк (1928–1995) родился в крестьянской семье в деревне Клейники Брестской области. Сейчас Клейники — пригород Бреста. А в 1920-х годах это была обыкновенная полесская деревенька. В 1951 году окончил Минскую духовную семинарию, в 1955-м — Ленинградскую духовную академию. Уже в первый год обучения в Академии его поставили служить в Спасо-Парголовской церкви; с ней, в основном, и связан его дальнейший земной путь, хотя с 1957 по 1976 год отец Василий служил в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры и в Никольской церкви на Большеохтинском кладбище. С 1976 года и уже до самой смерти — он клирик церкви Спаса Нерукотворного Образа в Парголово, с 1990 года — ее настоятель. Протоиерей Василий Лесняк — один из самых авторитетных духовных наставников в Ленинграде тех лет, почти 60 его чад стали архиереями, монахами, священниками. Он создал первую в городе церковно-приходскую школу постсоветского времени. Благодаря отцу Василию еще в конце 1980-х в некоторых школах Ленинграда был введен предмет «история религий». Он один из начинателей движения трезвости.
 Церковь Спаса Нерукотворного Образа (Спасо-Парголовская) на Шуваловском кладбище

Церковь Спаса Нерукотворного Образа (Спасо-Парголовская) на Шуваловском кладбище

…В тот летний день я подошел к Спасо-Парголовскому храму и встретил подле него незнакомого священника. Я спросил его: «А как мне найти отца Василия?» Он ответил: «Это я». Я сказал ему: «Батюшка, я хочу стать монахом». Он спросил: «Как тебя зовут?» Я ответил. Он говорит: «Ну хорошо, ты будешь моим духовным сыном».

Протоиерей Василий Лесняк

Протоиерей Василий Лесняк

Все решилось мгновенно. И мы с ним пошли в храм. В этом храме я сразу ощутил благодатную молитвенную атмосферу. И понял, что этот храм — мой, я нашел его, и больше никуда идти не надо.

С того дня вся моя молитвенная жизнь проходила в Спасо-Парголовском храме. Отец Василий Лесняк был тогда настоятелем. Его проповеди не были формальными, и отношение его не было формальным, и в его богослужении явственно ощущалась особая благодать Божия.

В алтаре

Через некоторое время, месяца через два-три, присмотревшись ко мне, батюшка ввел меня в алтарь. Я хорошо помню свои ощущения. Целую неделю, приходя из клиники, я в изнеможении падал в постель и засыпал. Было ощущение, что из меня что-то повыходило, не было никаких сил отлепиться от койки. Такое вот необычное внутреннее состояние.

Наверное, это было связано с совершенными прежде грехами. Потому что начало служения близ Престола Божия — это особый момент, после которого в человеческом существе начинаются даже телесные изменения. Со временем я начал укрепляться, и все пошло своим чередом.

Отец Василий был очень добр ко мне, относился действительно как к сыну.

Я помню, как служил батюшка, — я всегда очень внимательно следил за ним в алтаре — всегда очень ревностно, очень глубоко, очень дерзновенно ко Господу.

Отец Василий во время богослужения

Отец Василий во время богослужения

Батюшка поставил меня читать Шестопсалмие и Часы, я не умел, и опытные алтарники помогали мне. Вместе с ними я пылесосил ковры, мыл стены. Кроме того, поскольку я был врачом, в мою задачу входило измерение артериального давления и оценка состояния отца Василия после окончания богослужения. Была возможность помочь батюшке сориентироваться, какие препараты как принимать. Если кто-то еще нуждался в медицинской помощи, я старался ее оказать.

С 1993 года я работал в 122-й медсанчасти; по воскресеньям она принимала пациентов, привезенных скорой помощью. Поэтому после раннего воскресного богослужения я часто уходил на суточные дежурства. Когда бывала возможность молиться в другие дни, молился в другие дни. Медсанчасть недалеко от храма, добираться и туда, и обратно очень удобно.

В алтаре я встретил много замечательных людей и священников. Надо сказать, что отец Василий привлек к себе большое количество молодежи. Из его духовных чад около 60 человек стало священниками. Они рукополагались не только в Петербурге, а в разных городах, монастырях и т. д. Это огромная цифра, пожалуй, самая большая по Санкт-Петербургской епархии! А сколько пошли в монахи, поет на клиросах, сколько просто верных чад подарил он Русской Православной Церкви!

Отец Василий Лесняк

Отец Василий Лесняк

Отец Василий

Отец Василий

Отец Василий Лесняк в разные годы служения

Создание общины Спасо-Парголовского храма

Одним из основополагающих моментов пастырской деятельности отца Василия стало создание общины Спасо-Парголовского храма. Он понимал, что приход не может быть «проходом», обязательно нужна община единомышленников.

Батюшка сформировал несколько отделов: хозяйственный, книгопечатный, миссионерский, благотворительный. Я был врач, и отец Василий назначил меня руководителем отдела милосердия, в который вошло 30–40 человек. Это был самый большой департамент в общине приходе Спасо-Парголовского храма.

В задачи отдела милосердия входила помощь мне в 122-й медсанчасти. Я исполнял обязанности заведующего лор-отделением, куда и приходили добровольцы, в основном женщины: мыли палаты и коридоры, разговаривали с больными, помогали им. Шла достаточно серьезная духовная работа по помощи больным, поддержке их. Батюшка даже специально благословил в клинику свою духовную дочь, монахиню Надежду, которая практически каждый день обходила палаты, беседовала с пациентами, утешала их, готовила к причастию.

Безусловно, эта община милосердия имела большое значение для проповеди православия в этом больничном учреждении. Но не всем это нравилось.

Я повесил на отделении иконы (после моего ухода их благополучно сняли) и ввел молитву перед началом рабочего дня. Все, кто совместно молились в ординаторской, ощущали помощь и поддержку Божию. Правда, потом часть персонала написала жалобу, что я принуждаю их молиться. Но я не заставлял, просто предложил. Кто не хотел, тот на молитву не приходил. Кто хотел, тот приходил.

Милосердные помощницы наши очень помогали отделению. Во-первых, была помощь больным: и духовная поддержка, и психологическая поддержка. Во-вторых, отделение стало как конфетка, все углы были буквально вылизаны. В-третьих, на отделение не могли проникнуть сектанты. Тогда было большое количество сект, сектанты ходили во все больницы, миссионерствовали по всем палатам, по всем отделениям, им удержу не было. Но присутствие православной организации, даже такой несовершенной, было для них неодолимой преградой.

Знакомство со святителем Лукой

Мое знакомство со святителем Лукой (Войно-Ясенецким), исповедником и врачом, произошло благодаря отцу Василию Лесняку. Как-то раз он принес в алтарь маленькую старую книжицу, раскрыл ее и спросил меня: «Ты слышал о святителе Луке?» — «Нет». — «Вот тебе книга о нем. Твоя задача — брать с него пример и стать таким, как он». Такое вот благословение.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Крымский и Симферопольский, профессор хирургии

Книга оказалась автобиографией святителя Луки «Я полюбил страдание». Она потрясла меня. Поразила правдивость, с которой святитель Лука описывал свои жизненные испытания и ошибки. Я сразу полюбил этого человека. Стал молиться ему, почитать его и учиться тому, чему он учил, стремился подражать ему. Всячески старался прославлять его имя. Наше впоследствии образованное Общество православных врачей взяло его имя, когда он еще не был канонизирован Церковью. Мы избрали его своим покровителем, в его честь назвали Общество, а со временем — после канонизации святителя Русской Православной Церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания в августе 2000 года — Общество православных врачей Санкт-Петербурга стало Обществом в честь святителя Луки, архиепископа Крымского.

Икона святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

Икона святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

Освящение больничной часовни

Домовая больничная церковь во имя вмч. и целителя Пантелеимона

Домовая больничная церковь

Домовая больничная церковь во имя вмч. и целителя Пантелеимона в Медсанчасти №122, освященная протоиереем Василием Лесняком

В 1993 году отец Василий по моей просьбе приехал в 122-ю медсанчасть и освятил то больничное помещение, которое впоследствии стало домовой церковью. При этом батюшка подарил мне лампадку и кисточку для помазания. И сказал, с какой молитвой помазывать больных. Я тогда взял благословение помазывать каждого пациента перед операцией. И каждый операционный больной неукоснительно помазывался этой кисточкой маслом, освященным в храме.

Хочется отметить бескорыстие отца Василия, оно очень бросалось в глаза, как и его отзывчивость. Он был скромным священнослужителем, несмотря на то что был человеком очень высокой духовной жизни. Никогда не требовал каких-то средств, почестей, денег, признания.

Он был настолько тактичен и корректен, что я — тогда мало что понимавший — допускал неловкости. Непонятно было, например, как благодарить батюшку, раз он не берет ни денег, ничего другого? И вот он приехал освящать часовню, а я преподнес ему банку черносмородинного варенья! И ничтоже сумняшеся батюшка эту банку варенья поставил в свой портфель, поблагодарил и пошел. Я только со временем понял, что приезд священника куда-либо связан с транспортными расходами, с потерей времени, которое он отрывает от семьи, прихода, от своих дел. И его нужно как-то поддержать. Но батюшка был полный бессребреник.

Мало того, я постепенно узнавал от разных людей, — уже после смерти батюшки, — что кому-то он дал большую сумму на квартиру, кому-то помог, когда была беда в семье, когда возникла проблема с машиной. Всегда, если у него были деньги, он помогал и ничего не требовал для себя.

Смирение батюшки

Батюшка был еще и очень смиренным человеком. Он никогда не давил на своих духовных чад, давал им свободу развиваться. Как опытный садовник, он наблюдал за развитием каждого деревца и просто подправлял его аккуратно, не подрезая, не ломая ветви, не делая больно.

Эта удивительная пастырская тактичность, наверное, приходит с большим опытом. Но может быть, такое состояние души у него было всегда. Приведу два примера.

Однажды мне пришлось положить батюшку на свое отделение. Он болел, нужно было его хотя бы неделю пообследовать. И такая получилась смешная ситуация. Смешная потому, что я был совершенным младенцем в духовных делах.

Вот я батюшку только-только в больницу положил и, конечно, сразу же зашел к нему в палату. И говорю:

— Батюшка, как быть, вы меня сами благословили, чтобы я помазывал каждого больного, который госпитализируется? Я обязан вас помазать.

Отец Василий отвечает:

— Помазывай.

Не знал я тогда, что это неэтично. Миряне протоиерея не помазывают! Даже священники друг друга не мажут! Они целуют друг другу руку и передают кисточку, и каждый священник помазывает себя сам. Но я об этом не знал. И достал кисточку, им же подаренную.

Эту картину и застала вошедшая внезапно монахиня Надежда: врач-мирянин собирается помазать протоиерея освященным маслом!

Она попыталась вклиниться и урезонить меня:

— Доктор, что это ты придумал? Что ты творишь? Да как же это так можно?

А батюшка спокойно так ей сказал:

— Постой, пускай он меня помазывает.

Я прочитал молитву «Отче, святый Врачу душ и телес» и благополучно помазал батюшку. А он смиренно стоял и ждал, пока я закончу.

В этой вопиющей ситуации отец Василий не захотел меня смутить, такое у него было смирение и такой такт.

И второй пример. В больнице у нас лечился архимандрит Пантелеимон (Борисенко), насельник Псково-Печерского монастыря, мой будущий духовный отец (после смерти отца Василия). Я познакомился с ним незадолго до того, он приходил в алтарь Спасо-Парголовского храма. От него я узнал об отце Николае, который жил на Залите.

А ведь меня волновал мой будущий путь. Какова Божия воля? Кем мне быть — врачом или священником?

Теперь-то я знаю: если у тебя есть духовник, тем более такой высокой духовной жизни, как отец Василий Лесняк, не надо шататься, куда-то ездить, что-то спрашивать. Бери у него благословление и выполняй, это и будет воля Божия о тебе. Но тогда я не знал духовных правил и просто попросил благословления у отца Василия:

— Батюшка, а можно съездить к отцу Николаю на Залит? Хочу узнать Божию волю о себе.

Он ответил:

— Поезжай. Но езжайте с монахиней Надеждой.

И я поехал за волей Божией…

Ехать решать духовные вопросы при живом духовнике — это нонсенс. Воля Божия открывается именно через духовника. Вот если духовник не может тебе открыть волю Божию, то в этом случае и испрашивай его благословления ехать к какому-то очень высокому духовному лицу, к старцу Николаю или кому-либо другому. Позже отец Пантелеимон иногда сам посылал меня:

— Съезди к отцу Николаю, я хочу свериться, правильное ли дал тебе благословление.

Но отец Василий Лесняк не нуждался в дополнительном благословлении, он сам мог открыть мне волю Божию.

Бывает сейчас, что меня спрашивают духовные чада:

— Можно ли поехать к такому-то?

И иногда я отвечаю:

— Нет, этот вопрос я решу с тобой сам, не надо беспокоить старца и отнимать у него время попусту.

А если не могу решить, то говорю:

— Съезди, сверься.

Была, например, у меня молодая духовная пара, у них трагедия — врожденное уродство у ребенка. Моего слова, я вижу, им недостаточно, им необходимы еще молитвы. Я благословил их ехать к отцу Иоанну Миронову. Они поехали, и он успокоил их, помолился, заверил, что все будет в порядке, — люди вернулись утешенные.

Когда есть возможность свериться и люди желают этого, духовник сам смотрит, кому это полезно, а кому неполезно, когда это надо, а когда не надо.

Через духовника можно решить все духовные вопросы, не разъезжая по городам и весям, не обивая пороги храмов и монастырей и не отнимая времени у старцев, которые решают действительно сложные духовные вопросы с действительно страдающими людьми.

…В тот раз мы с монахиней Надеждой благополучно попутешествовали и вернулись обратно. И батюшка не проронил ни слова упрека, не сделал ни одного замечания.

Отец Николай Гурьянов посоветовал мне быть одновременно врачом и священником, идти по стопам святителя Луки. Но ведь это было то самое благословение, которое мне дал отец Василий Лесняк! Он и хотел, чтобы я развивался в этом направлении.

«Учись у Престола Божия»

Батюшка собственноручно писал мне ходатайства: и о поступлении в семинарию, и позже о рукоположении, и помогал собирать документы, и благословлял на поступление, на рукоположение…

Я его спрашивал: как же мне быть, я же врач, я работаю, мне сложно будет учиться. Он отвечал: «Не бойся, Господь Сам тебя многому научит. Учись, прежде всего, у Престола Божия».

Отец Василий не отрицал духовного образования, оно, конечно же, должно быть получено. Но он акцентировал внимание на основном источнике знаний будущего священнослужителя — благодатном общении с Богом у Престола Божия. Богообщение — на первом месте, а соответствующее обучение поможет, подкрепит.

Отец Василий

Деликатность батюшки

Батюшка знал, что я хочу стать монахом, и готовил меня к этому пути. Но однажды — был престольный праздник — он меня подвел к митрополиту Иоанну и сказал, что вот, мол, Сергий хочет быть монахом. Митрополит Иоанн посмотрел на меня и говорит: «Лучше, конечно, быть под клобуком, чем под каблуком! Ну да пускай еще годик походит».

И так получилось, что через три месяца после его благословения я встретил свою будущую матушку! И мы вскоре поженились. Это было большим огорчением для отца Василия. Но когда я пришел к батюшке женатым человеком, не услышал ни слова укора. Он лишь сказал: «Ты мог бы пойти по другому, более высокому и узкому пути». Таковы были батюшкины корректность, такт, выдержка, терпимость к ошибкам духовных чад.

А ведь я даже венчался не у него! Конечно же, я поступил неправильно, нужно было венчаться у духовника. Но так уж сложились обстоятельства.

И еще один пример скромности и тактичности отца Василия. Он рассказывал, как однажды, будучи молодым священником, ехал в поезде. С ним в купе разместились трое военных. Было очень жарко, и все разделись до плавок.

В пути перезнакомились, начали рассказывать о своей жизни, всю подноготную. Дошла очередь до отца Василия, который тоже сидел в плавках. Его спросили: «А вы кто?» Он ответил: «А я священник». Его спутники перепугались, им прямо плохо стало: «Что же нам теперь делать, мы такого тут наговорили?» А он им и отвечает: «Считайте, ребята, что вы мне исповедались в своих грехах. Так просто вы, может, и не рассказали бы всего, а тут рассказали, я теперь все знаю о вас. Считайте, что это была ваша первая исповедь. Приедем, приходите ко мне в храм». Они действительно потом приходили, он им отпустил грехи.

Батюшка всегда вел себя мирно, не противопоставлял людям свое священническое начало и старался аккуратно выйти из любого положения. Это особый дар Божий — тактично разрешать сложные ситуации и обращать их в духовный толчок для других людей.

Попечение о страждущих

Отец Василий всегда оставался спокойным при встрече с любыми непредвиденными событиями. Он был неизменно духовно трезвенным, собранным.

Не раз я бывал свидетелем того, как в храме начинали кричать то ли кликуши, то ли бесноватые. К настоятелю прибегали: «Батюшка, что делать?» А он отвечал: «Ничего не надо делать, не обращайте внимания. Отец такой-то, возьми крест, пойди и дай ей по лбу». И как только он произносил это, так сразу бесноватый смолкал. Пока священник доходил, все уже успокаивалось.

Надо сказать, что к отцу Василию постоянно приходили люди, одержимые нечистыми духами. Батюшка служил для них специальные молебны. Он потом рассказывал, что изгоняемый им бес ему угрожал и обещал большие неприятности. Действительно, у батюшки позже пострадала семья, а у него самого случилось два инсульта.

Вторым его попечением были алкоголезависимые. Батюшка знал, что в России каждый третий умирает от алкоголя, и не мог спокойно смотреть на это. Он искал способы помочь. Он вообще никогда не ждал, пока к нему придут. Он сам шел навстречу людям, которые страдали, и их семьям, которые испытывали очень большие проблемы со своими родными и близкими.

Отец Василий говорил проповеди для алкоголиков, причащал их в своем храме, молился с ними, исповедовал, принимал у них зарок. Таким образом, алкоголезависимые люди получали помощь и медицинскую, и духовную — была сделана попытка соединить Церковь и медицину. Это был поиск! Батюшка искал меру такого взаимодействия: где и насколько должно быть медицинское, где и насколько духовное.

В связи с его противоалкогольной деятельностью на батюшку свалилось очень много всяких обвинений. Была даже официальная книжка о ритуальном кодировании, где к нему как к пастырю очень нехорошо и больно был высказан ряд претензий.

Но у батюшки все это было согласовано с правящим архиереем. Митрополит Иоанн тоже был за движение трезвости, хотя и понимал, что все это достаточно сложно. В те времена только нащупывался правильный подход ко многим насущным проблемам. Сейчас, когда в нашем приходе более шести лет существует Братство трезвости, уже имея долгий опыт работы с этими людьми, я с уверенностью могу сказать, что процент выхода из зависимостей крайне низкий. Но даже для него нужно обладать определенной духовной харизмой, состраданием, милосердием к этим людям, умением работать с ними.

Оба этих направления — и попечение о духовно больных, и забота об алкоголезависимых, — были очень важны для отца Василия. После литургии батюшка регулярно устраивал молебны для болящих, хотя здоровье и не всегда ему это позволяло. Тем не менее он стремился помогать людям и потому служил молебны как мог часто. На них бывали и душевно болящие, и бесноватые, и одержимые разными грехами. Очень многие после этих молебнов исцелялись и становились на путь покаяния.

Отец Василий сделал очень много. У него действовала церковно-приходская школа, можно сказать, первая в городе, проходили первые встречи с детьми и молодежью. Исключительно важна и та первая мощная община, созданная им. Он был и реставратором, и одновременно новатором, поэтому, разумеется, и он, и его семья испытывали массу демонических нападок, и страданий, и клеветы, и оговоров.

Но в самых сложных ситуациях он вел себя выдержанно и спокойно, молился, давал правильные распоряжения, и все всегда управлялось.

Батюшка был большой молитвенник, и многое открывалось ему от Господа. Один раз я слышал, как он объяснял женщине — она к нему обратилась по поводу сурдопротезирования — устройство вестибулярного и слухового аппарата: «Ну ты понимаешь, там вот такие косточки, там то-то и то-то, там все функционирует вот так вот, поэтому, если ты применишь аппарат, то будет то-то и то-то». Я тогда удивился, откуда у него это специальное знание — без медицинского образования. А это и было тем редким случаем, когда Дух Божий совершенно явно открывает человеку те вещи, которые знать он просто не может.

Самоотдача батюшки

До рукоположения, пока я был совсем еще духовно зеленым и наивным, я, как и многие другие, постоянно докучал батюшке многими вопросами. И часто совершенно не вовремя. Порой он смертельно уставал после службы, но всегда смиренно отвечал, никогда не раздражался и не отказывался.

Многие не понимают состояния священника, который полностью выложился на службе. А если еще болезни, а если еще возраст… Ему нужно посидеть, передохнуть немножко, хотя бы 10 минут.

Но окружающие обычно считают, что если священник сидит без дела, то надо как-то его занять. Или стоит на улице. Ну что он просто так, без дела простаивает! Это же неправильно! Надо не давать ему скучать, а воспользоваться случаем задать свои вопросы, взять какое-то благословение, улучить момент и решить что-то, о чем забыл…

И я тогда, в своей еще неразумности, пока батюшка после службы отдыхал в кресле, подходил, становился на коленочки и решал с ним разные вопросы. Одно меня немного извиняет, что все-таки в это время я отцу Василию измерял давление, пульс.

Потом, слава Богу, мне дали понять, что батюшке нужен отдых и решать в это время свои вопросы неуместно. Но дали это понять другие люди, не батюшка. От него самого я ни разу не слышал отказа, ни слова упрека, ни тени раздражения. Никогда, несмотря на его крайнее изнеможение после совершения службы! И это удивительно.

Мое рукоположение и успение отца Василия

Первое откровение о том, что я буду священнослужителем, я получил именно в Спасо-Парголовском храме. Как-то раз, когда во время проповеди отца Василия я стоял перед солеей, ко мне подошел незнакомый мальчик лет трех-четырех, дернул за руку, показал пальцем на батюшку и сказал: «Придет время, и ты будешь вот таким же», — развернулся и убежал.

Батюшка очень хранил меня своими молитвами. В процессе подготовки к священнослужению у меня бывало всякое: и посадить пытались, и несколько раз на мою жизнь покушались — даже поджидали с тяжелой трубой, чтобы проломить череп. Разное случалось. Я всем этим делился с батюшкой. Он говорил: «Ангел Хранитель тебя бережет». Я понимал, конечно, что в тот опасный период спасал меня не только Ангел Хранитель, но и горячие молитвы моего духовника.

Я был рукоположен во священнодиакона в марте 1995 года в храме Смоленской иконы Божией Матери. Отец Василий хотел, чтобы после рукоположения я послужил с ним. Конечно же, и я тоже очень этого хотел. Даже получил разрешение послужить вместе с батюшкой в часовне блаженной Ксении. Но не получилось.

Я собирался прийти послужить с батюшкой в Спасо-Парголовский храм. Но и этого не получилось. Не успел. 6 мая 1995 года отец Василий скоропостижно скончался.

И на похороны отца Василия я тоже не попал. Мне пришлось исполнять свой долг — ехать со священником причащать двух больных бабушек.

Столп Петербургской Церкви

О священнике, помимо прочего, судят по его духовным чадам. Многие чада отца Василия впоследствии возглавили богословские и просветительские курсы, разного рода направления служения.

Благодаря отцу Василию наш приход великомученика Пантелеимона-на-Ручье (впоследствии Державной иконы Божией Матери) с самого начала строился по общинному принципу. Зерна, посеянные батюшкой, проросли: это и сестричество милосердия святой мученицы Татианы, и Общество православных врачей Санкт-Петербурга во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого).

Сестричество милосердия во имя св. мц. Татианы

Сестричество милосердия во имя св. мц. Татианы

Общество православных врачей Санкт-Петебурга во имя свт. Луки (Войно-Ясенецкого)

Общество православных врачей Санкт-Петебурга во имя свт. Луки (Войно-Ясенецкого)

О священниках, вышедших из-под его крыла, я уже говорил. Чада батюшкины доселе помнят, что все они — дети одного духовного отца, и поддерживают друг с другом отношения. Протоиерей Александр Зелененко, протоиерей Анатолий Трохин, протоиерей Александр Федоров, протоиерей Александр Михеев, другие священники… Периодически все мы пересекаемся, общаемся.

Сколько раз в церковных кругах мне рассказывали, что в советские годы уполномоченные по делам религии повторяли: «В Ленинграде у нас три противника: Русская Православная Церковь, Василий Ермаков и Василий Лесняк». Да и не они одни, многие считали, что ленинградская Церковь стоит на двух Василиях — Лесняке и Ермакове.

Эти два выдающихся священнослужителя своего времени жили в очень тяжелое и непростое советское время. Они верой и правдой служили Богу и Церкви, полностью отдавали себя народу, обладали высочайшими духовными качествами.

Время все поставит на свои места. И даже если окажется, что в каких-то замыслах и мнениях батюшка ошибался, это нисколько не принизит его личности, не очернит его достоинство (и святые угодники ошибались!), не умалит всего, что он сделал для Церкви и для людей, а лишний раз, наоборот, покажет, что это был истинно Божий человек, первопроходец во многих вещах, неравнодушный к людской беде и горю. Батюшке было дорого его Отечество и его народ. И он не мог стоять в стороне и смотреть, как страна погибает от бездуховности.

Необычайные священнические качества отца Василия: его терпение, рассудительность, такт, бережное отношение к своим духовным чадам, его любовь и глубокая молитва, — говорят о том, что это был великий пастырь своего времени.

Архимандрит Пантелеимон, совершая панихиды на его могиле, говорил: «Отец Василий был истинный праведник и истинный священник, он настоящий человек Божий».

Поэтому светлая память батюшке!


Прот.Сергий Филимонов

Продолжение следует.


Вы можете приобрести печатную версию книги "Воспоминания и размышления", готовится расширенное переиздание. Узнать подробнее и оставить заявку на предзаказ можно здесь.

В продолжение воспоминаний вышла новая книга прот. Сергия Филимонова «По своей земле», она есть в наличии в лавке, подробнее здесь.


Дорогие друзья! Примите участие в строительстве капитального здания Воскресной школы. Или вложите ваш кирпичик в строительство Дома Милосердия - первый в России проект такого масштаба социального, медицинского служения и просвещения, объединенного вокруг храма свт.Василия Великого. Установка первой закладной сваи для храма состоялась 27 марта 2018 года. Поддержите это нужное дело! 

Вложите ваш кирпичик прямо сейчас!  

Если не можете пожертвовать сегодня, воздохните, помолитесь об общем деле. Пожертвуете, когда сможете. Храни вас Господь!

Последние новости Дома милосердия

Назад к списку

Похожие материалы:

  • На Смоленском православном кладбище

    Любимая старшая сестра моей прабабушки скончалась в возрасте 45 лет в 1934 году и похоронена на Смоленском православном кладбище. Пытаясь разыскать место ее упокоения, я не раз бродила между деревьями, разбирала надписи на памятниках и крестах, но уходила ни с чем.

  • В слезах ты родилась, но с Богом ты живешь

    1942 год. Немец открыл крышку погреба и поднял автомат. Вдруг какая-то женщина закричала: «Киндер, киндер!», и указала на роженицу, которая только что родила девочку. Солдат кинул матери буханку хлеба и ушел. Так новорожденная Валентина, сама того не ведая, спасла жизнь нескольким людям. О трудных военных годах и о своей непростой жизни рассказывает наша прихожанка Валентина Никифоровна Богданова.

  • Моей воли не было

    Статья подготовлена к годовщине памяти архимандрита Пантелеи́мона (Борисенко), насельника Псково-Печерского монастыря.